У МАЛОЙ ЭНЕРГЕТИКИ БОЛЬШОЕ БУДУЩЕЕ

Малая (или альтернативная) энергетика пока еще не может конкурировать с «углеводородной». Пока еще не может. Но в будущем, несомненно, сможет. Тому порукой — изобилие проектов, часть которых уже воплощена в жизнь. Биогазовые установки. Ветряные электростанции для полярных и антарктических областей. Именно им по силам заменять часть привозного дизельного топлива. Катамараны на солнечных батареях. Водный транспорт на электрической тяге, плюс солнечные батареи. Солнечные панели в окнах, причем с высоким уровнем прозрачности. Пропускают 99 процентов проходящего через них света. Имеют КПД в 7%. Ветряные турбины на автомобильном прицепе. Небольшой воздушный змей, который может летать на высоте до километра и вырабатывать электричество, поскольку оснащен встроенными ветряными «турбинками». Прозрачные стеклянные сферы, диаметром до метра. Аккумулируют солнечный свет и фокусируют его на фотоэлектрическую панель. Коэффициент полезного действия втрое больше, чем у обычных солнечных батарей. «Солнечный  подсолнух»- устройство в виде цветка подсолнуха. В течение светового дня «наливается» энергией от Солнца. А вечером освещает комнату. Или, скажем, мини-электростанция, устроенная в обыкновенных  детских качелях. За рубежом такие проекты давно реализованы и никого не удивляют. Или вот автономные дизель-солнечные электростанции. Они нужны для отдаленных поселений, производственных баз, геолого-разведочных экспедиций. Или для труднодоступных районов, где энергетическое оборудование давно и безнадежно устарело и работает на «честном слове». Все  эти проекты могут быть реализованы и российским бизнесом тоже. При государственной поддержке, само собой. Пока что двигатели для энергоустановок, большей частью, приобретаются за границей. Это — уязвимое место. Если госструктуры не будут мешать (чем как раз и помогут), то российские предприниматели сумеют дать «малой энергетике» хороший импульс. В том числе и свои, российские, двигатели для энергоустановок и станций. И еще. «Мусор-это новая нефть». Сказано ярко, но во многом  правильно. Если научимся добывать энергию из  бытовых и промышленных отходов, то это будет переворот не только в энергетике. Каждый год набегают десятки миллионов тонн отходов, на свалках места не хватает. Да и свалок, если честно, тоже не хватает. Хороший выход-переработка свалочного газа. Свалок-многие тысячи по всей России. На каждой свалке есть и органические отходы. Их много. Химические процессы таковы, что «органика» выделяет газ. Этот газ можно концентрировать, очищать и сжигать-вот вам и энергия. В общем, проектов много и большинство из них вполне реализуемы. Предприниматели, занятые в «малой энергетике», предрекают: в недалеком будущем (через 20-30 лет) россияне смогут ставить на крыши своих собственных домов солнечные модули. Экономия налицо. Экология в выигрыше. Бизнес, население и государство тоже не в убытке.

И ВНОВЬ О ДОВЕРИИ БИЗНЕСА К ГОСУДАРСТВУ

Неэффективность государственного сектора экономики самоочевидна. Государство — неважный собственник. Глава Счетной Палаты России А.Л. Кудрин убежден: главная опасность для нашей страны — это отставание в технологическом общемировом развитии.

«Через десять лет мы уже будем понимать, что отстали в некоторых отраслях безнадежно…Неэффективность госсектора серьезнее, чем все санкции. Мы не умеем достаточно эффективно управлять ресурсами». Откровенно сказано. Без союза бизнеса и государственных структур проблему не решить. А в любом союзе на первое место выходит вопрос доверия. Доверие предпринимателя к чиновнику зависит от качества государственного управления. Из чего складывается  доверие бизнеса (да и всего населения  тоже) к государственным институтам? Критерий один — полезность. Последовательность, разумность, перспективность принимаемых законов, правил, распоряжений. Прозрачность государственного регулирования в экономике — это и есть инструмент доверия. Чем эффективнее государство тратит собранные налоги, тем больше граждан доверяют такому государству. Но как быть, если средства из казны тратятся без какой-либо отдачи? И не от случая к случаю, а из года в год? Тот же Алексей Кудрин не скрывает: «Выдача 1 триллиона рублей субсидий каждый год, как правило, малоэффективным компаниям с госучастием — это наш бич». Но ведь государственным сектором управляют люди, назначенные государством, не так ли? Через  назначенных руководителей и их аппараты государство контролирует, распределяет, пресекает или разрешает. На начало нынешнего года в России числилось два миллиона сто семьдесят две тысячи девятьсот чиновников. На федеральном, региональном, муниципальном уровне. В среднем на одного  чиновника приходится  32 работающих россиянина. И это без учета технического и вспомогательного персонала, водителей. Любопытный факт: на 10 тысяч россиян приходится 108 чиновников. А в бывшем СССР на те же 10 тысяч населения было лишь 73 чиновника. Кстати, в прошлом году  содержание всех управленцев обошлось федеральному бюджету в 1,8 триллиона рублей. Или 11% всех собранных в стране налогов. В число богатейших россиян официально входят 40 тысяч российских государственных служащих. Оно, как бы и неплохо, если источник зажиточности легальный. Но где же  отдача в экономике, в социальной сфере? А сколько примеров, когда некий проходимец, числясь в государственных реестрах, фактически, начинает превращаться во владельца бизнеса? Где здесь место доверию? Где же выход? Для предпринимателей выход давно известен: объединяться в общественные организации («Деловая Россия», «Опора России» и  другие). И упорно работать сообща.

ПОЧАЩЕ БЫ СПРАШИВАТЬ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

То, что малый и средний бизнес — основа любой рыночной экономики, известно давно. Доказано историей. И то, что в  США и странах «Европейского Содружества» доля малого и среднего бизнеса в ВВП превышает 50%, никого не удивляет. Так и должно быть. В нашей стране этот показатель где-то в пределах 22%. На исходе 2018 год. «Майские указы» Президента РФ В.В.Путина нацеливают: в 2024 году доля малого и среднего предпринимательства в российской экономике должна вырасти до 40%. Почти вдвое. Задача, что и говорить, масштабная, историческая. Слишком многое придется поменять, чтобы цель, поставленная руководством страны, была достигнута. Причем за шесть лет. «Микробизнес», малый бизнес и средний бизнес, в совокупности, формируют базу любой конкурентной экономики. Чем больше предпринимателей в стране, тем динамичнее она развивается. Но как быть, если изрядная часть российского населения отнюдь не жаждет попасть в сводки Росстата, предпочитая жить и работать в пресловутой «тени»?  Федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов этого, кстати, и не скрывает: «Наша экономика сегодня на 39% в тени, а люди, в ней задействованные, по сути, не имеют никаких отношений с государством, кроме того, что у них есть паспорта РФ….Это вранье, что у нас одни из самых низких налогов в мире. Совокупная налоговая нагрузка (с учетом страховых взносов) у нас составляет 47,5%, немногие страны в мире демонстрируют более высокий показатель….75% предпринимателей отметили, что за 4 года, с момента падения цен на нефть, ситуация не улучшилась. А чуть меньше половины заявили, что непосредственно у них спрос продолжает падать» (из недавнего интервью в «Аргументах Недели»). Эти высказывания стоят цитирования. Так что же нужно сделать уже в ближайшее время, чтобы малый и средний бизнес в России вырос вдвое за несколько лет?  Нужна конкурентная среда, обусловленная ясной и четкой экономической политикой. О каких инновациях в бизнесе может идти речь, если издержки растут, а  определенности нет, и едва ли предвидится? Если рентабельность российского бизнеса постепенно уменьшается? Если доходность у предприятия невысокая? Если кредиты дорогие? А тут, помимо налоговых «новаций», еще и административное давление. И «рейдерство», кстати,  никуда не делось. Рисков хоть отбавляй, поэтому не очень-то много желающих  стать предпринимателями. В государственном секторе поспокойнее. Однако предпринимателей станет куда больше, если «самозанятые» сограждане будут, без сутолоки и бюрократизма,  получать недорогой и долгосрочный патент. С правом заниматься не тремя-четырьмя видами деятельности, а на порядок больше. И чтобы всевозможными  проверками не докучали, особенно малому бизнесу. И чтобы страховые платежи снизились вдвое. И не помешает «налоговая амнистия» для тех, кто  многие годы вынужден работать в «серой зоне». В общем, надо безотлагательно менять отношение государства к предпринимательству. Почаще интересоваться у предпринимательского сообщества о его планах и проблемах.