«КАК УЙТИ ОТ СТАГНАЦИИ?»

Российский ВВП снижается уже девятый квартал подряд. Количество банкротств среди российских предпринимателей за минувший год возросло на четверть. Само собой, инвестиции заметно снизились. «Сжимаются» бюджетные программы. Растут издержки. Сокращается спрос на внутреннем рынке. А кредитные ставки слишком высоки, чтобы стать стартовым капиталом для начинающих предпринимателей. Российский рынок стагнирует-увы, это факт. Еще три-четыре года назад в российской экономике все было предельно просто. Слишком многие считали, что экспорт нефти и газа-неиссякаемый источник благополучия. Зачем лишний раз напрягаться, если валюта идет в казну изобильным потоком? Бизнес-сообщество (и «Деловая Россия» в первую очередь) давно предлагает меры, способные вывести экономику из стагнации. Лейтмотив перемен: «Учиться зарабатывать деньги по-новому!». Фундаментом новейшей экономической политики должно стать производство добавленной стоимости. А отнюдь не экспорт природной ренты. Некоторые бизнес-эксперты утверждают: российская экономика может расти на 4-5 % ежегодно, если внешнеполитические факторы, наконец-то, станут благоприятными. Звучит оптимистично, но когда это еще будет? А что можно сделать сейчас? Многое. Например, снижать НДС, налоги на прибыль и имущество. И одновременно повышать налог на доходы физических лиц. Налоги на реальное производство должны быть ниже налогов на потребление. Создание новых рабочих мест должно быть выгоднее, нежели вывоз капиталов из своей страны за рубеж. Эксперты уверены: если снизить ключевую ставку Банка России хотя бы до 8%, то это даст прирост ВВП в 1,3%. А государственное стимулирование малого и среднего бизнеса может дополнительно прибавить в копилку ВВП не менее 1,5%. Давно пора радикально ограничить количество проверок бизнеса. И еще на два-три года «заморозить» тарифы «энергетических» монополий. Увязать «электротарифы» для промышленности с динамикой инфляции. Снижение процентных ставок по ипотеке, как утверждают бизнес-эксперты, может резко увеличить объем строящегося жилья. Как правило, бизнес вкладывает деньги только в те проекты, что сулят гарантированный доход. Например, в переработку нефти и газа и экспорт полученной продукции. На внешние рынки выходить не с «сырьем», а с «продуктом». Кстати, не будет успехов в экономике, если миллионы «самозанятых» россиян не выйдут «из тени». А чтобы они расстались с «теневым сектором», их необходимо легализовать. Приравнять, хотя бы, к индивидуальным предпринимателям. Избавить от государственной регламентации, от налогов. От отчетности. Будет достаточно купить недорогой патент и спокойно работать. Скажем, год или более. Разумеется, для реализации идей и предложений нужна новая контрольно-надзорная реальность. Новая судебная практика. Новые административные институты. И тогда у российской экономики есть все шансы расстаться со стагнацией.

«ОТ «НАШЕСТВИЯ РОБОТОВ» НИКУДА НЕ ДЕНЕШЬСЯ»

В России стало не только опасно или неудобно делать бизнес, но еще и невыгодно. Такова точка зрения российского бизнес-омбудсмена Бориса Титова, озвученная в недавнем телевизионном интервью. Тезис отнюдь не новый. Еще в 2003 году Виктор Вексельберг в журнале «Профиль» посетовал: «За последние 30 лет у нас не построено ни одного крупного предприятия. И нет никаких предпосылок для того, что будет построено в ближайшие годы». Ну, после 2003 года кое-что в России, конечно, возведено, однако «тенденция», увы, так и не изжита. А вот в 2017 году в России может появиться налог на сбор грибов и ягод. Так, по крайней мере, сообщает центральная пресса. Ежегодный сбор грибов может обойтись россиянину в 6000 рублей, а ягод-4500 рублей. (В минувшем году урожай грибов в России стал рекордным и весьма разнообразил рацион среднего россиянина). Ну что же, если не строятся заводы, оборудованные по последнему слову науки и техники, то соблазн пополнить казну за счет даров леса – неизбежен. Обеспокоенность за наполнение государственного бюджета – кто за это упрекнет? А вот в Японии обеспокоены тем, что число рабочих мест к 2030 году сократится на 2,4 миллиона. Отчего так? А оттого, что японцев понемногу заменят роботы «с развитым искусственным интеллектом». Японский бизнес уже подумывает о системе, гарантирующей стабильный доход тем, кто потеряет работу из-за роботизации промышленности, сферы услуг, торговли. Уже сейчас в Японии на 10 тысяч работников приходится три сотни промышленных роботов. В Сингапуре-почти 400. В Южной Корее более 500. А в России, если верить исследованию «Национальной ассоциации участников рынка робототехники» (НАУРР) на 10 тысяч работников приходится ОДИН промышленный робот. Один-единственный…..Исключительную выгоду роботизации предприниматели поняли давно. Еще в 2015 году Китай купил почти 70 тысяч роботов. Япония и Южная Корея приобрели вдвое меньше, чем Китай, но тоже немало. США получили 27 тысяч роботов, а Германия более 20 тысяч. А наша страна покупает роботов едва ли не поштучно: 500-600 в год. И то, в основном, для сборочных линий в автопроме. Роботизация в третьем тысячелетии неизбежна. Несомненно, роботы займут достойное место и в российской экономике. А из научной фантастики известно: законы робототехники исключают такие специфические термины, как «рейдерство», «занос», «откат», «отжим», «распил».

«ПОБОЛЬШЕ ИНВЕСТИЦИЙ В ЧИСТУЮ ВОДУ!»

В обозримом будущем питьевая вода станет сегментом, наиболее привлекательным для инвестиций. Нехватка чистой пресной воды давно уже стала нешуточной планетарной проблемой. Две трети нашей планеты покрыты водой. Но из всей «водной массы» пригодны для питья и орошения всего-навсего 3%. Увы, реки, озера, болота, ручьи содержат всего 0,5% всей пресной воды. И очень отрадно, что одна пятая этих запасов приходится на российский Байкал. «Водный кризис» со страниц фантастики давно шагнул в повседневность. Подсчитано: от 600 до 700 миллионов человек живут без доступа к чистой пресной воде. Это треть населения Африки и четверть населения Китая. Сообщалось, кстати, о пересыхании половины китайских рек. В Австралии кое-где уже запретили гражданам поливать газоны и самостоятельно мыть автомобили. Нам, волжанам, выросшим среди изобилия пресной воды, такое трудно себе представить. Российские потребители часто (и обоснованно) жалуются на качество водопроводной воды. Но вот из 600 крупных китайских городов только треть имеет удовлетворительное водоснабжение. Лишь каждый шестой китайский горожанин может позволить себе без риска пить воду из-под крана, без риска подхватить «букет» болезней. Неудивительно, что «водный» бизнес активно развивается именно в Китае. В бизнес-сообществе чистую воду уже называют «нефтью третьего тысячелетия» и «голубым золотом XXI века». Крупнейшие западные компании вкладывают огромные средства в покупку «водоносных горизонтов». И в фильтрацию, опреснение и дезинфекцию водоснабжения. Рост стоимости акций компаний, занимающихся реализацией питьевой воды, растет год от года. Еще полвека назад вовсю разрабатывались проекты транспортировки пресноводных айсбергов к аравийским и африканским берегам. Судя по всему, актуальность идеи никуда не исчезла. Но российскому бизнесу нет нужды заниматься айсбергами. Достаточно лишь беречь и экономить то изобилие пресной воды, что есть в нашей стране. Давно в ходу поговорка: «Сэкономленное-значит, заработанное». В свое время в России была принята федеральная программа «Чистая вода». Своеобразный симбиоз государственного и частного финансирования. Эта программа принята постановлением российского правительства еще шесть лет назад. В бюджет программы планировалось привлечь более 300 миллиардов рублей. Однако этого явно недостаточно. Нужны срочные вложения в программы фильтрации, обработки, хранения и очистки воды. В «Деловой России», кстати, немало искренних энтузиастов «водного бизнеса». Есть они и в Самаре.