Author Archives: Кирюшин Г.В.

СБЕРЕЖЕНИЕ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

Неприятное  известие: международные эксперты включили Россию в пятерку стран, где бизнес чаще всего подвергается криминальному воздействию. Как со стороны чиновников и конкурентов, так и со стороны нечестных сотрудников. Любопытно, что анкетированием были охвачены предприниматели из 54 стран, но в самом низу оказались Уганда, Кения, ЮАР, Россия и…Франция! Если в 2015 году с экономическими преступлениями против бизнеса сталкивались 48% опрошенных российских предпринимателей, то через два года  таких стало 66%. Впрочем, эти сведения получены методом опроса. И выводы международных экспертов подвергли критике их российские коллеги. Однако проблема есть, и проблема нешуточная. Давно известно: уголовное преследование по так называемым «экономическим статьям» слишком часто используется в борьбе за передел собственности. Вульгарное «рейдерство»- под флагом «борьбы с преступлениями в сфере экономики». А если бизнес длительное время приносит стабильную прибыль, то  часто становится лакомым куском для проходимцев, имеющих немалые контрольные полномочия. По словам федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова число зарегистрированных экономических преступлений опять выросло, составив 241 397 «дел». «И это еще вершина айсберга — утверждает Борис Титов — Учитываются лишь дела, которые передаются в суд, а в большинстве случаев: поймали, обобрали, отпустили». Разумеется, такой «подход»  приводит только к массовому разрушению бизнеса, со всеми вытекающими последствиями. Административное давление, «чересполосица» в законодательстве, острые «углы» в экономике. Поэтому у добросовестного предпринимателя находят столько «нарушений», что впору сворачивать бизнес. Предприниматель не сможет работать себе в убыток. Он или нырнет «в тень», где его придется усиленно разыскивать. Или закроет свое дело. И еще. Если предприниматель потратил собственные деньги на производство товаров и услуг, если  создал  «с нуля» рабочие места, то едва ли он  захочет в мошенники. Если предприниматель вложил свои средства, время, умения и навыки в свое дело, то какой же он жулик?! Надо ли его преследовать и разорять? И вновь слово Борису Титову: «Последняя статистика на 1 января 2018 года показала, что количество людей, сидящих в СИЗО по экономическим статьям, стало чуть меньше. Но зато выросло количество сидящих под домашним арестом. Общее число арестов снова увеличилось». Бизнес надо беречь. Сбережение российского предпринимательства — такова насущнейшая необходимость.

ДЕНЬГИ «НА ВЕТЕР» ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРИНЕСУТ ПРИБЫЛЬ

«Энергетический кризис» уже не является сюжетом для научной фантастики, как полвека назад. Есть эксперты, прогнозирующие к 2030 году снижение мировой добычи нефти до 40 миллионов баррелей в сутки. Сейчас добыча вдвое больше. Иные эксперты возражают: мол, не все так плохо, нефти и газа хватит с избытком и надолго. Кто прав? Нефть, уголь и газ — иссякаемые источники энергии. Когда-нибудь и они могут иссякнуть. А еще их использование, зачастую, крупно вредит и природе, и человеку. И новые гигантские ГЭС, как в минувшем веке, в России никто строить уже не будет. Поэтому альтернативная энергетика — давно уже никакая не фантастика. Солнце. Вода. И ветер. Рынок ветровой энергетики активно развивается в США, в Европе, в Японии. Развивается он и в России, однако далеко не так, как хотелось бы. Вот, скажем,  Китай ежегодно устанавливает (в среднем) по 20 ГВт новых ветровых мощностей. В 2015 году, например, там установили 33 ГВт. У нас же, возможно, совокупный объем ветровых мощностей увеличится до 23 ГВт. К 2030 году. Есть и  такие проекты, только вот будут ли нас дожидаться конкуренты?

Где в России  наиболее крупные «ветровые парки»? На Камчатке. В Коми. Да еще и в Калининградской области. Есть расхожее мнение: в Поволжье ветровая энергетика малоперспективна. Мол, не столь уж ветреная погода круглый год, чтобы  крутились «ветряные парки». Нужна соответствующая скорость ветра. Но «ветряки» — они разные. И мощность у них разная. Иные предназначены для 10-15 метров в секунду. А есть и те, что нуждаются в меньшей силе ветра. Все дело в технологиях, точнее, в их развитии. У традиционной энергетики с технологией «не очень». Квалифицированный эксперт «Деловой России»,  директор компаний «МКС» М.А.Загорнов, например, уверен: к 2020 году  энергетическое оборудование «старше 40  лет будет в 80% российских компаний». Недолго ждать, а что же дальше? Ведь «ископаемые» энергоресурсы дешеветь пока не торопятся. А тут еще и энергооборудование. Так что ветром, Солнцем и приливными волнами придется заниматься, и заниматься всерьез. Для альтернативной энергетики необходимы законы. Стратегические программы развития. Льготы, бонусы и преференции для отечественного бизнеса. И не на год-другой, а на десятилетия. Как минимум. Словом, придется убирать барьеры: финансовые, административные, правовые и прочие. В перспективе это выгодно, ведь каждый киловатт, полученный «от ветра», замещает сжигание 350 граммов угля. Дорого стоит возвести ветроэлектростанцию? Пока недешево. Но если бизнесу не будут мешать, то пойдут инвестиции. И стоимость таких станций будет существенно ниже. Именно так и обстоит  в экономически развитых странах. Без  предпринимателей не обойтись, но у нас  пока  слишком мало инвесторов, готовых вкладываться  «в ветер».

БИЗНЕС-ДИНАСТИИ В ИСТОРИИ РОССИИ

Шведского изобретателя Эммануила Нобеля считали неудачником. В 1833 году ему пришлось уносить ноги из родной Швеции, чтобы не сесть в долговую тюрьму. И бежал Нобель в Россию. Но именно Эммануил Нобель стал родоначальником  династии, оставившей яркий след в российской коммерции. Его сыновья, занявшись керосином и нефтью, сумели выжить с российского рынка саму «Standart Oil». Бизнес-империя Нобелей считалась эталоном успешности, однако 1917 год внес свои коррективы. После чего всем Нобелям удалось покинуть революционную Россию. А вот «Русскому Моргану», потомственному купцу Николаю Второву, не повезло. До 1917 года был владельцем и инвестором десятков компаний: металлургических, автомобильных, электротехнических, финансовых. Имел сверхприбыли от  военных заказов. Но в мае 1918 года был убит «при невыясненных обстоятельствах», хотя выразил лояльность новой власти. Коммерческая династия Рябушинских имела корни с конца XVIII века: их предок, из старообрядцев, стал торговать вразнос. И от роду ему было целых 12 лет. Работал (иначе и не скажешь) десятилетиями, оставив в наследство более миллиона рублей. Его сын Павел (отец 16 детей) оставил наследство  уже в 20 миллионов рублей. Рябушинские, помимо прочего, вкладывали деньги в автомобильные и машиностроительные заводы, в банки. Интересно, что именно  Рябушинские (впервые в России!) стали публиковать свои балансы. То, что у семейства Рябушинских было уникальное чутье, подтверждает один-единственный факт: из России они эмигрировали до большевистского переворота в октябре 1917 года. Аналогичным чутьем обладал и Алексей Путилов, внучатый племянник знаменитого кораблестроителя Николая Путилова. Под контролем бизнес — империи Алексея Путилова были многие десятки компаний, с общим капиталом более 800 миллионов  рублей. Основатель знаменитого Русско-Азиатского Банка, работавшего, в условиях эмиграции, до сентября 1926 года. Понятно, что после октября 1917 года все имущество Путилова в России было «национализировано» большевиками. Небогатый купец Петр Смирнов  еще в 1860 году основал в Первопрестольной небольшую винную лавку. Казалось бы, ну и что, сколько тогда в Москве было этих самых винных лавок?! Да только купец Смирнов не оплошал: сначала лавка, потом винный  заводик, а там и вовсе развернулся.  Миновали десятилетия упорнейшего труда, и Смирнов стал ежегодно продавать по сто миллионов бутылок водки. Покупатели называли эту водку «смирновской». Пятерым сыновьям и трем дочерям оставил в наследство многие миллионы. Текстильную династию Коноваловых основал старообрядец из крепостного сословия, в начале XIX века. Сумел выкрутиться, заплатил барину «вольный выкуп» и развернулся на всю Костромскую губернию. Его потомок, Александр Коновалов, развил фамильный бизнес еще больше. Филантроп и музыкант, искренне пытавшийся ладить со своими рабочими. Строил для них жилье, школы, больницы. Запретил труд малолетних. Уже в 1900 году ввел на своих  предприятиях 9-часовой рабочий день. Заслуженно считался успешным  предпринимателем «нового типа». Депутат Государственной Думы, министр торговли и промышленности в правительстве Керенского. В январе 1918 года удалось выехать за границу. Умер в эмиграции в 1948 году. Барон Людвиг Штиглиц  вовремя перебрался из Германии в Россию, где и  разбогател на торговле в Отечественную войну 1812 года. Оставил сыну Александру 18 миллионов серебром. Наследник оправдал коммерческое доверие и уже  в 1860 году имел состояние в 70 миллионов рублей. Породнился с влиятельным семейством Половцовых, вследствие чего всю династию именовали как раз  «Половцовыми».  Личное состояние потомственного сахарозаводчика Михаила Терещенко, в канун февраля 1917 года, превышало 70 миллионов рублей. Коллекционер, меценат, Министр Временного правительства. И ему удалось эмигрировать из бушующей России. В эмиграции продолжал заниматься коммерцией, по мере сил помогая бедствующим белоэмигрантам и не выставляя это напоказ. Дожил до 1956 года. Были еще династии: Морозовы, Поляковы, Вогау, Алчевские, Гинцбурги, Кнопы, Кениги, Солодовниковы,  Балашовы, Гукасовы, Стахеевы, Манташевы, Гарелины, Бродские, Лианозовы и многие другие. История каждой коммерческой династии — часть российской истории. Это блестящие сюжеты для фильмов, сериалов, книг, богатейший материал для диссертаций и научных статей. Люди были разные. И отнюдь не ангелы. Всякое было. Однако такие «современные» феномены, как «распил», «занос» и «откат» им были явно незнакомы. Репутацией старались дорожить, ибо  российское общество категорически не приветствовало  казнокрадов и махинаторов. Российские предприниматели тогда хорошо  знали цену и своей, и казенной копейке.