Author Archives: Кирюшин Г.В.

ЧТО – КИПР? ДАЛЕКО КИПР!

Расчеты специалистов не оставляют сомнений: чтобы российская экономика устойчиво и надежно росла на 3% в год, необходимо, чтобы доля инвестиций была не ниже четверти ВВП. Пока этого нет. Инвестиции нужны, чтобы вовремя заменялось устаревшее оборудование и  вовремя внедрялись эффективные технологии. Без инвестиций  нет инноваций — очень простая формула. Следовательно, экономика, «заточенная» исключительно  на экспорт нефти, газа и сельскохозяйственной продукции, неизбежно окажется в числе отстающих. Инвестиции любят предсказуемость. Иными словами, выверенный многими годами, надежный и благоприятный деловой климат. Но чтобы улучшить деловой климат, надо прекратить разрастание государственного сектора экономики. Эксперты утверждают: государство контролирует до 70% российской экономики, причем с 2005 года этот показатель вырос вдвое. Без сокращения госсектора здоровой и массовой  конкуренции не будет. Есть и еще одно  условие: максимально упростить доступ к финансовым ресурсам и кредиту. Иначе ждать притока частных инвестиций не имеет смысла. А пока что основные финансовые вложения в российскую экономику проистекают из государственного бюджета. Можно и нужно  подстегнуть рост ВВП, наращивая производительность труда, но без масштабных частных инвестиций и здесь не обойтись. Интересно, что в прошлом году российские инвестиции в  экономику зарубежных стран выросли на 70 с лишним процентов. Вот, например, в экономику острова Кипр российские граждане и российские компании вложили, ни много, ни мало, 20 миллиардов долларов. Именно в 2017 году. Резонный вопрос: может быть, пора сделать так, чтобы российские деньги оставались в России, а не на Кипре? Кипр далеко, а вот российская «глубинка» гораздо ближе. Глава российского министерства экономического развития Максим Орешкин выразил эту мысль предельно ясно: — «Инвестиционный климат должен быть удобным, простым, предсказуемым и обеспечивать минимальные издержки для бизнеса». Ни убавить, ни прибавить. Ситуацию с инвестициями придется выправлять кардинально. Иначе экономика  острова Кипр, да  и прочих, не менее  замечательных стран, будет произрастать российскими финансами. В ущерб  российским финансам.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНЕЕ «КОМИССАРА»

Николай Александрович Бугров, внук волжского бурлака, выбившегося в  предприниматели. Основателя известнейшей в России династии купцов-мукомолов. Николай Бугров развил и увеличил семейный  бизнес: мельницы, заводы, торговые лавки, представительства в десятках российских городов, собственный речной флот на Волге, включая пять пароходов. На предприятиях Бугрова работали тысячи. При этом заработная плата была выше, чем «в среднем по стране». Рабочим предоставлялось неплохое (по тем временам, разумеется) жилье, бесплатное питание. К праздникам рабочие и служащие получали то, что сейчас называется «продуктовым набором». На «бугровских» мельницах,   задолго до  февраля 1917 года, был введен восьмичасовой рабочий день. За счет чего такая щедрость, не вписывающаяся в дореволюционные реалии? Только за  счет постоянного обновления технологии производства. И, что особенно немаловажно, благодаря чутью прирожденного предпринимателя. Сказать, что «капиталиста»  Бугрова очень уважали, значит, ничего не сказать. Авторитет был огромный и не только в родном Нижнем Новгороде и в Поволжье. Если в приемной министра  внутренних дел Российской Империи одновременно находились Н.А.Бугров и нижегородский губернатор, то на прием приглашали  сначала Николая Александровича. А уж потом губернатора, на что тот, судя по всему, и не думал обижаться. Скромный, справедливый, неприхотливый, что  подметил  Максим Горький, давний хороший знакомый Н.А.Бугрова. Литератор и предприниматель общались «на равных». Уникально щедрый  по тем временам: направлял на благотворительность 45%  чистого дохода от бизнеса. Считают, что за свою жизнь Н.А.Бугров лично раздал  милостыни на 10 миллионов рублей. Помогал много и многим, об этом и сейчас помнят. До 1917 года Бугров  не дожил… Начало Великой Отечественной войны. Заседает советское руководство. Вопрос важный: увеличение выпуска  боевой техники, причем безотлагательно, враг ждать не будет. Какие дополнительные усилия надо предпринять?  Нарком станкостроения СССР А.И.Ефремов вносит предложение: «Увеличить количество управленцев еще на 800 человек». Почти стрелковый полк…. Вопрос Сталина наркому Ефремову: «Вы слышали такую фамилию-Бугров?». Никак нет, товарищ Сталин,  отвечает нарком, да и прочие участники заседания тоже в неведении. «Ну, раз вы все не знаете, я вам скажу. Бугров был известным на всю Волгу мукомолом. Как вы думаете, каким штатом располагал Бугров для управления всем своим хозяйством, а также для контроля над ним? У Бугрова были: он сам, приказчик и бухгалтер, которому он платил двадцать пять тысяч рублей в год. Вот и весь штат….». Надо думать, присутствующие  крепко запомнили, кто такой был Николай Александрович Бугров. Еще пример — Николай Васильевич Мешков, пермский «миллионщик». Материально помогал всевозможным противникам царской власти: от кадетов и до большевиков включительно. Лично знаком многим большевикам. Считается, что благодаря предпринимательским усилиям Мешкова, Пермская губерния была спасена от голода в 1891 году. Меценат и благотворитель. Организатор строительства железных дорог. Издатель. Владелец заводов, газет, пароходов, как говорится. В 1918 году предприятия, которыми владел Мешков, были национализированы теми же большевиками. Но делегаты «съезда революционных речников» потребовали назначить «комиссаром народного пароходства» именно Мешкова. Назначить бывшего хозяина новым руководителем. Уникальнейший случай в российской истории. В 1920 году, по просьбе наркома Леонида Красина, стал работать консультантом в наркомате путей сообщения. Мешкова уважали все, с кем он работал, включая Ф.Э.Дзержинского. Работал до восьмидесяти лет, умер в 1933 году, «Известия» опубликовали некролог… Биографии Бугрова и Мешкова — прекрасная иллюстрация того, что грамотный и энергичный предприниматель гораздо эффективнее государственного «назначенца», пусть и  с чрезвычайными полномочиями.

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА — ДЕЛО ТОНКОЕ

Непреклонное  намерение российского правительства резко увеличить пенсионный возраст взволновало многих, если не сказать больше. Эта мера в самом недалеком будущем неминуемо коснется миллионов россиян. Основной причиной  столь смелой новации считается затяжной  пенсионный кризис. Действительно, российская пенсионная система такова, что, если ничего не менять, то ситуация неизбежно ухудшится. Еще шесть лет назад средняя пенсия в России превышала «прожиточный минимум» в 1,8 раза. А всего два года назад этот показатель  снизился до полутора «прожиточных минимумов». К сведению, уже сейчас средняя  российская пенсия — это всего-навсего треть от средней заработной платы по стране. Трудно предполагать, что в текущем году ситуация выправится к лучшему. Что такое увеличение пенсионного возраста? По сути, это сокращение числа граждан, которые заслужили право на получение пенсии. Если российское правительство настоит на своем, то пенсионный предел изменится весьма существенно: с 60 до 65 лет для мужчин и с 55  до 63 лет — для женщин. Таких радикальных государственных проектов не было даже во времена СССР, что правда, то правда. Резонный вопрос: повышение пенсионного возраста — это единственный выход из кризиса? Может быть, стоит подумать над сбережением государственного бюджета от «распилов» и «заносов»? Поактивнее бороться с мздоимством и взятками? Открыть шлюзы для  предпринимательской инициативы, чтобы было выгодно и государству, и бизнесу? Отказаться от престижных, но чересчур затратных «мегапроектов»? «Западный опыт» не годится, ведь в России абсолютно иные условия и принципы социального обеспечения. Средняя продолжительность жизни россиян не более 71 года, а вот, скажем, во Франции этот показатель подходит к 83 годам, в Германии — к 81 году. По сведениям федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова, в Турции средняя продолжительность жизни превышает 75 лет, а в Китае-76 лет. Следовательно, увеличивать пенсионный возраст имеет смысл лишь тогда, когда вырастет средняя продолжительность жизни. А  чтобы россияне жили дольше, комфортнее и безопаснее, придется менять слишком многое. И  в экономике, и в государственной политике, и в социальной сфере. Придется устранять административные препоны и расширять горизонты для российского  предпринимательства, только так и никак иначе! В противном случае не будет быстрого роста производительности труда, зарплаты не выйдут из «серой зоны», а объем собираемых страховых взносов будет все меньше и меньше. Только «обеление» российской экономики  оживит   производство и торговлю. Иначе все расчеты на бюджетный эффект от внедрения радикальной пенсионной реформы потеряют смысл.