Author Archives: Кирюшин Г.В.

БИЗНЕС — СОЮЗНИК РЕАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ

В чем сущность госфинконтроля? Следить за тем, чтобы  доходы в казну поступали своевременно и в полном объеме. И впоследствии расходовались с пользой и по закону. Иначе говоря, учет государственных средств и контроль за их расходованием. История государственного финансового контроля в России насчитывает чуть более двухсот лет. Бывали времена, когда «роспись доходов и расходов» была наисекретнейшим документом. При всем при этом слишком долго  не было единого центра, контролирующего как сбор денег, так и их расходы. И немалую часть денег, собранных в казне, составляли налоги, сборы с российских купцов и промышленников, с принадлежащих им фабрик, заводов, предприятий. Беззастенчивое казнокрадство, плюс бесправность предпринимателей перед чиновным произволом-все это   увековечено еще в гоголевском «Ревизоре». Увы, эффективно действующее контрольное ведомство было создано только в начале 60-х годов XIX века. В ходе реформ  императора Александра II. Надо сказать,  «дореволюционные» российские предприниматели были кровно заинтересованы в реальном, не на бумаге, государственном контроле. И доказывали это делом. Министр путей сообщения Российской Империи Аполлон Кривошеин «специализировался» на поборах и «откатах» с предпринимателей. И не забывал поставлять государству железнодорожное оборудование: по завышенным ценам и со «своих» фабрик. Разоблачен в ходе контрольной ревизии. При активной помощи тех же предпринимателей, которых никак не устраивал «распил» в путейском ведомстве. Откровенно говоря, всякое было в истории дореволюционного российского предпринимательства. Хватало и мошенников, и аферистов. Но следует признать: владельцы «заводов, газет, пароходов», в массе,  не приветствовали заведомое казнокрадство. Им было невыгодно терпеть тогдашние «откаты», «распилы», «заносы». Именно поэтому российский бизнес, в определенной степени, стал застрельщиком  Февраля 1917 года. На свою голову….Сейчас в социальных катаклизмах необходимости нет. И современному российскому бизнесу выгоден всеобъемлющий и действенный государственный финансовый контроль. Ибо только он может пресечь порочную практику «откатов»,  «распилов», «заносов». Ибо «связка» чиновного казнокрада с нечистоплотным дельцом — главный тормоз для конкуренции. И только бизнес-сообщество сможет указать государству, где именно и как надо вмешаться, чтобы бизнес развивался, а не кряхтел под тяжестью поборов и запретов. Бизнес надо беречь. Ведь по оценкам экспертов, российские государственные структуры контролируют  до 70% экономики страны. Полтора десятка лет назад этот показатель, говорят, был вдвое меньше. Государство-неважный собственник, это давно известно. Рост ВВП может подстегнуть только рост производительности труда. Но производительность труда никаким контролерам не поднять. Нужно иное. Поэтому задача государственного контроля-снижение административных барьеров в экономике. Контроль не должен «прессовать» бизнес. Иначе в кризисной ситуации государству будет нелегко опереться на предпринимателей. Бизнес-сообщество, по сути, союзник госконтроля, если он «заточен» на здравый смысл и перспективу.

ИНТЕРЕСНО У НОРВЕЖЦЕВ ПОЛУЧИЛОСЬ

Есть в королевстве Норвегия «Государственный  пенсионный фонд». Сейчас он называется «Глобальным фондом». Ранее в Норвегии и за ее пределами  был известен как «Нефтяной фонд». Что за фонд и откуда у него деньги? Любопытно, что в этом фонде нет  пенсионных взносов, полученных от заработка самих  граждан. Пополняется фонд  за счет сверхдоходов нефтяной промышленности Норвегии. Аккумулированные средства затем инвестируются  в международные активы, акции и ценные бумаги. Или в недвижимость. Вложения в акции составляют две трети всего инвестиционного портфеля фонда. В июне-сентябре  2018 года стоимость активов фонда увеличилась на 21 миллиард долларов США. Норвегию населяют пять  миллионов двести тысяч человек. Получается,  фонд заработал где-то по 4 тысячи долларов на каждого жителя страны. Всего за три календарных месяца. Интересно, что по итогам прошлого года доходность фонда выросла вдвое. Общий размер активов фонда  превысил триллион долларов. Сейчас фонд контролирует почти полтора процента мирового фондового рынка. Вообще-то фонд «молодой», ибо создан только в 1996 году. За минувшие годы он заработал  столько, что на каждого норвежца «пришлось» бы  по 125 тысяч долларов. Инвестиционные программы фонда находятся под контролем центрального банка Норвегии. За счет чего «Норвежский нефтяной фонд» сумел так крепко встать на ноги? А началось с того, что еще 21 год назад государство стало «вливать» в фонд определенную часть доходов от добычи и реализации нефти. Изначальная идея была простой и несложной: обезопасить норвежскую экономику от неприятных неожиданностей. (Уж слишком она зависит от цен на энергоносители, что правда, то правда). И, что особенно важно, обеспечить социальную стабильность жизни будущих поколений. Удалось, что и говорить. Возможно, во многом из-за того, что по объему нефтяных доходов Норвегия в планетарных лидерах. Ведь на каждого норвежца «приходится» по 10 тысяч долларов в год, вырученных от реализации нефти. Деньги фонда не лежат под спудом, в иных ситуациях правительство прибегает к этим резервам. Например, в 2016 году планировалось направить 25 миллиардов долларов для борьбы с рецессией в экономике Норвегии. Разумеется, криминальные «новшества» в виде «распилов», «заносов» и «откатов» в таких схемах исключены по определению. Интересный опыт, поучительный для очень многих.

ОСОБОГО «СПАСИБО» РОССИЙСКОМУ БИЗНЕСУ НЕ НУЖНО

Интересный обмен мнениями состоялся на сессии «Бизнес-общество-власть: старые проблемы, старые ожидания». Это мероприятие прошло в рамках Общероссийского Народного фронта. В  частности, председатель правления ОАО «Роснано» А.Б.Чубайс назвал современное российское общество «инфантильным». Более того,  по утверждению Анатолия Чубайса, российское общество «за 25 лет не удосужилось даже сказать спасибо бизнесу один раз за то, что бизнес делал в стране…он страну отстроил. Он восстановил безнадежно обрушившиеся советские предприятия, он вернул зарплату людям, он наполнил бюджет деньгами. Он создал источники для того, чтобы наша интеллигенция получала средства на поддержку культуры, науки, образования. Все это сделал бизнес российский. Это все сделали те, кого общество называет олигархами». Ну что же, утверждение эмоциональное, спорное. В чем-то даже и опрометчивое. Самое главное, есть ли смысл в том, чтобы противопоставлять «общество» и «бизнес»? Пусть даже и в рамках дискуссии, без «задней мысли»? Разве российское предпринимательство — не часть российского социума?! Кроме того, российский бизнес — это не только «олигархи». «Олигархи» (впрочем, какие теперь олигархи?) — все чаще оказываются на периферии реальных событий в экономике. Миллионы предпринимателей заняты в «микробизнесе». Сотни тысяч — в «малом» бизнесе. Десятки тысяч работают в «среднем» бизнесе. Тысячи заняты в крупном бизнесе. Вот как раз они, все вместе, подняли и развивают отечественную экономику. Вместе с теми, кто работает на частных предприятиях, в фирмах, компаниях. И на предприятиях с «государственным участием» тоже. Незачем отделять инженера, IT-специалиста, бухгалтера, менеджера, рабочего от предпринимателя, ибо один без другого ничего не сделает. Знающий себе цену, уважающий чужой труд предприниматель едва ли потребует к себе «особого» уважения. И так будут уважать и благодарить, если есть за что. Поэтому, если рассуждать здраво и не предвзято, российское общество  и не обязано особо благодарить именно российский бизнес. На встрече с воронежскими предпринимателями федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов подчеркнул: «Мы долгое время жили в условиях, когда бизнес реально спасал страну. В 1991 году, когда практически за несколько месяцев промышленность упала на 60%, помогли как раз предприниматели-челноки, которые привезли дешевый импорт. Сложно представить, что было бы, если бы не они. То же самое происходит во время любого кризиса. Именно бизнес находит выход из положения». Сказано верно, причем без каких-либо претензий на чью-то особую благодарность. И это правильно.