«И НА ДНЕ ЕСТЬ МЕСТО БИЗНЕСУ»

За последнее десятилетие со дна Волги поднято почти две тысячи «плавсредств»: баржи, буксиры, катера, сухогрузы, паромы. И даже теплоходы. В основном постаралась природоохранная прокуратура, чье упорство заставило и собственников, и органы власти начать расчистку Волги от затонувших судов. Очень часто поднимаемые суда оформлялись как «бесхозные». Их владельцы отнюдь не спешили заявлять свои права, ведь тогда им пришлось бы оплачивать подъем и утилизацию. Впрочем, почти пятьсот судов все еще на дне Волги: от истоков и до устья. Затонувшее судно — это постоянная угроза экологии. Загрязняется вода: от окисления, ржавчины, коррозии. Остатки топлива и масел тоже не добавляют оптимизма. Чем хуже экология, тем хуже потребителю, это аксиома. Большой ценности затонувшие суда, как правило, не представляют, сокровища на них никто никуда не перевозил. Подъем и разделка судна стоит дороже, чем стоимость добытого со дна реки металла. Нерадивый собственник очень часто избавляется от «плавсредства»: лень возиться с документами на утилизацию, да и своих денег жалко. Проще бросить в укромном месте, со временем, глядишь, проблема сама скроется под водой. Поиск затонувших судов недешев: и водолазные работы требуют денег, и видеосъемка, да и сканирование дна эхолотом тоже обойдется в изрядную сумму. А подъем обойдется еще дороже. Кроме того, на всем бассейне Волги работают всего-навсего три специализированных крана по поднятию судов. И построены эти краны несколько десятков лет тому назад. И специальный порядок подъема и утилизации судов в России все еще не отрегулирован, остаются сложности с законодательной базой… Изрядная часть отечественного речного флота близка к полной выработке своих ресурсов, так утверждают эксперты. А в России около 20 тысяч речных судов. Проблема очевидна и ее все равно придется решать. За счет одного лишь государственного бюджета решить ее скорее всего не получится. Государству удобнее и выгоднее, если очисткой рек, вкупе с утилизацией, занялся бы бизнес. Но предпринимателей надо заинтересовать и стимулировать: в первую очередь долговременными налоговыми льготами. И вот еще что. Специалисты утверждают: от Самары до Астрахани под водой пребывают до трехсот судов, которые можно причислить к «относительно старинным». Правда, подъем и консервация корпусов потребует немалых расходов, но кто сказал, что в дальнейшем усилия не окупятся за счет музейного экспонирования?! Кстати, несколько лет назад ученые сообщали прессе: в районе Молодецкого Кургана, недалеко от Тольятти, на глубине 36 метров, обнаружено речное судно. Возраст — примерно IX век. А город Самара был основан на семь столетий позже.

Обсуждение закрыто.