Архивы по Категориям: Обо всем

ЭКОЛОГИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ЭКОНОМНОЙ

Для нашей страны отходы — это Проблема с Большой Буквы. Каждый год отходы и мусор  размещаются на четырех миллионах гектаров российской земли. Это, на минуточку, одна Швейцария. Или  четыре Кипра. Десятки миллионов тонн отходов ежегодно складируются на тысяче полигонов и на пятнадцати тысячах «санкционированных» свалок. Это — легальные места хранения. А вот «несанкционированных» свалок и нелегальных «мест размещения мусора» в два раза больше…..Официально у нас  перерабатывается лишь треть «промышленных» отходов и менее одной десятой «твердых бытовых». В Финляндии, например,  на свалку отправляют не более 10 процентов отходов, все остальное-в переработку. Утилизацией в России занимаются всего 300 мусоросжигательных и перерабатывающих заводов. И еще полсотни «сортировочных комплексов». В Счетной Палате РФ считают, что таких предприятий, должно быть, по крайней мере, втрое больше. В США, к слову,  в «мусорном бизнесе» заняты полтора миллиона человек и 56 тысяч коммерческих предприятий. С ежегодным годовым оборотом в четверть триллиона долларов. Оказывается, «мусорный бизнес» — это весьма выгодное занятие! А еще в Соединенных Штатах свыше 500 мусороперерабатывающих заводов. В десять раз больше, чем у нас. Излишне напоминать, что оснащенность американского и российского «МПЗ» существенно различается. Отходы — они разные. Есть пищевые, от них, как правило, меньше проблем. Но есть и «твердо-бытовые», они-то как раз  самые проблемные. Если ситуацию пустить на самотек, неизбежно загрязнение земли, воды и воздуха. Примеров в России сколько угодно. В США, в странах Европы, в Японии каждый участок земли давно имеет своего хозяина. Зачастую, владельцем земли выступает бизнес. Именно поэтому три четверти «твердо-бытовых отходов» оперативно перерабатываются, причем технология заточена на их вторичное использование. В развитых странах издавна прививается культура сортировки и утилизации, без нее население давным-давно утонуло бы в мусоре. И делает это, в первую очередь, местный бизнес, так ему гораздо выгоднее. Российским предпринимателям, право, есть чему поучиться у своих зарубежных коллег. «Мусорный бизнес» — это, в первую очередь, новейшие технологии. Дробильные аппараты, сортировочные линии, прессы, магнитные установки, накопительные бункеры, аппараты для брикетирования. Универсальные линии с программным управлением. Конвейеры  полевые и стационарные. Сложная техника неизбежно потребует квалифицированных, знающих себе цену, специалистов. В развитых странах именно так. Экологическая Проблема там решается комплексно: государство создает условия, дает льготы и преференции, а бизнес очищает землю, воду, воздух. Аналогичные задачи придется решать и российским предпринимателям, ведь  одно наше государство «мусорную войну» не выиграет. Ведь строительство современного мусороперерабатывающего завода потребует от 70 до 100 миллионов долларов США. Муниципальным бюджетам такие расходы, как правило, не по карману. Поэтому без привлечения бизнеса никак не обойтись. А бизнес потребует долгосрочных гарантий: налоговых, административных. Взаимоувязка интересов — великая вещь.

«ИНДЕКС СЧАСТЬЯ ОПРЕДЕЛЯЮТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ»

Какую страну можно назвать самой счастливой? Казалось бы, вопрос риторический, ибо как можно исчислить счастье? Возможно ли измерить «цифирью» эмоции и чувства? Однако в прошлом году «самой счастливой страной» считалась Норвегия. По крайней мере, так следует из вердикта международного проекта «Сеть решений устойчивого развития». Участники этого проекта каждый год определяют рейтинг 155 стран мира, как раз «по уровню счастья населения». Что же учитывается в этом индексе? В первую очередь, уровень ВВП на душу населения. Ожидаемая продолжительность жизни. Чувство личной безопасности и уверенность в завтрашнем дне отдельно взятого жителя страны. Гарантии занятости и гражданских свобод. Уровень коррупции. Уровень доверия в обществе. Да и много чего еще… Итак, на самом счастливом месте — королевство Норвегия. Далее в первой десятке выстроились: Дания, Исландия, Швейцария, Финляндия, Нидерланды, Канада, Новая Зеландия, Швеция, Австралия. Что объединяет эти страны? В основном, «неконфликтность». История каждой из этих стран — это попытки избежать любых межгосударственных проблем. Извечный нейтралитет Швеции и Швейцарии общеизвестен. Да и в целом «счастливая десятка» отнюдь не страдает агрессивностью. А как обстоят дела с «индексом счастья» у прочих стран? Богатейшая страна мира — Соединенные Штаты Америки, занимает четырнадцатое место. Федеративная Республика Германии — шестнадцатое. Мексика с ее огромными проблемами на двадцать пятом месте. Тридцать первое место у Франции, а сорок шестое — у Польши. А что же Россия? А Россия в «индексе счастья» занимает сорок девятое место, хотя наши природные богатства должны гарантировать пребывание в лидерах списка. Впрочем, высокий уровень ВВП на душу населения определяется и развитием предпринимательства. В Финляндии четверть миллиона коммерческих компаний. Девять десятых из них — это небольшие фирмы, в них занято от одного до девяти сотрудников. Иными словами, на двадцать жителей Финляндии приходится одна коммерческая организация. И недаром Финляндия считается одной из самых привлекательных стран для ведения бизнеса. В Дании малый бизнес обеспечивает более половины всего товарооборота и до 40% датского экспорта. А история развития предпринимательства в Нидерландах насчитывает почти пять веков. В той же Норвегии свой бизнес можно открыть всего за четыре дня. В Новой Зеландии и вовсе за несколько часов, если воспользоваться «онлайн-процедурой». Не случайно эксперты считают Новую Зеландию лучшей страной для бизнес-старта. Вывод ясен: «индекс счастья» каждой страны определяется предприимчивостью ее граждан.

«НАЛОГОВЫЙ МАНЕВР НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ КУЛУАРНЫМ»

О необходимости «налогового маневра» в российской экономике говорят и спорят давно. Этот «маневр», что называется, назрел. И от того каким он будет зависит слишком многое. «Маневр» не должен ограничиваться одной лишь «заморозкой» роста налогов. Мораторий на изменения налоговой системы это, безусловно, шаг вперед. Однако, как известно, пресловутый «административный ресурс» сманеврировал по-своему. И «приналег» на неналоговые сборы с российского бизнеса, на штрафные санкции с фирм и компаний. Поэтому мораторий на общее повышение налогов должен быть достаточно длительным. Чтобы бизнес-проекты можно было планировать на многие годы вперед. Стабильность налоговой нагрузки — основное условие для развития малого и среднего бизнеса. В России на один рубль инвестиций налоги составляют более 60 копеек, таково мнение президента «Опоры России» Александра Калинина. Если инвестиции будут «съедаться» через налоги и сборы, то о каком развитии может идти речь? Инвестиции не должны зависеть от бюрократических «нестыковок». Износ основных фондов в российской экономике уже превысил 50%. А средний возраст промышленного оборудования в обрабатывающей сфере уже достиг 16 лет. Устаревшие технологии никак не способствуют выпуску конкурентоспособных товаров и услуг. Из-за этого падают доходы предприятий. Падают доходы — растут убытки. Значит будет меньше инвестиционных «вливаний» в тот же технологический процесс. Заколдованный круг, из которого надо выбираться, экономика ждать не будет. И если в прошлом году прибыль в российском нефтегазовом секторе выросла, то в обрабатывающем секторе все обстояло с точностью до наоборот. Именно поэтому проекты налоговых новаций не должны быть кулуарными, они должны широко обсуждаться. Не ставить бизнес-сообщество перед фактом, а приглашать предпринимателей к максимально широкой дискуссии. Каждый предприниматель должен иметь право на долгосрочную перспективу. Однако, не имея полноценной информации, трудно рассчитывать на успех в стратегическом планировании своего бизнеса. В ходе экспертного опроса две пятых топ-менеджеров российских промышленных предприятий не скрыли, что не имеют долгосрочных планов развития. Почти половина из них считает, что «неопределенность экономической ситуации» — проблема с большой буквы. Неудивительно, что почти все сегменты российской экономики, за исключением добычи углеводородов, продолжают терять рентабельность. От успеха «налогового маневра» зависит главное: или стагнация российской экономики, или ее рост.