Архивы по Категориям: Обо всем

«ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ТРУДА ПРИДЕТСЯ ПОВЫШАТЬ»

Президент России В.В.Путин заявил, что в нашей стране надо наращивать производительность труда. Причем наращивать на 5-6% ежегодно. Сказано это было в марте 2017 года, на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Президент В.В.Путин не скрыл: по производительности труда Россия более чем в два раза уступает экономически развитым странам… Давно известно, что основной тормоз для эффективного труда-это технологическое отставание. Хотя, разумеется, производительность труда всецело зависит и от менеджмента на самом предприятии. Как и от квалифицированного работника. До 70% российских предприятий испытывают дефицит квалифицированных кадров. Началось это не вчера. Причина на поверхности: система профобразования отстает от требований современности. Таково мнение вице-президента «Деловой России» Ильи Семина. А, по мнению экспертов «Опоры России», россияне крайне неэффективно используют рабочее время. Рационально расходуется только 40% рабочего времени. А остальное время уходит на «перекуры», «чаепития», «дополнительные обеды», «нестыковки» и прочее. Возможно, что эти цифры чересчур пессимистичны, но проблема остается проблемой. Если у работника низкая производительность труда, то создавать он может только невостребованный продукт. И неконкурентоспособный, вдобавок. Если предпринимателю приходится тратить прибыль еще и на «распилы», «заносы», «откаты», то будет ли он добиваться повышения производительности труда? Повышение производительности труда-задача фундаментальная. Решать ее придется и, чем скорее, тем лучше. Начинать придется и с улучшения делового климата, и с гарантий частной собственности. Только тогда возможны масштабные инвестиции. И надо помнить, что укрепление частной собственности-это, в перспективе, разгосударствление экономики.

«ОТХОДНЫЙ» ПРОМЫСЕЛ ДОЛЖЕН СТАТЬ ВЫГОДНЫМ И ПРОЗРАЧНЫМ.

Нынешний год в России — это еще и Год Экологии. Официально в нашей стране учтено более 30 миллиардов тонн отходов: «твердых», «золошлаковых» и прочих. Но, если доверять и «неофициальным» экспертным оценкам, массив российских «отходов» составляет от 80 до 100 миллиардов тонн, копившихся многие десятилетия. Ежегодно к уже имеющимся «залежам» добавляется по 5 миллиардов тонн, для утилизации которых давно уже не хватает отведенных мест. Зато есть масса незаконных свалок, вокруг которых очень часто орудует и кормится криминал. Государство пытается упорядочить ситуацию. Имеется «Федеральный Кадастр классификации отходов», где учтено, ни много, ни мало, около 4 тысяч видов «отходов», получаемых в нашей стране. По мнению члена Генсовета «Деловой России» Андрея Калачева, рынок экологических услуг в России может составить около триллиона рублей в год. Таков потенциал природоохранного бизнеса. Казалось бы, вот она, прибыль, да еще какая! Но сильный и респектабельный бизнес в эту сферу не особенно и стремится. Почему же? Да потому, что и государство не торопится создавать подходящие условия. Давно нужна система стимулов к инвестициям в «отходный» промысел. Причем система масштабная, долговременная, удобная. Но ее в России нет. А того, что есть, недостаточно, чтобы побудить бизнес вкладывать деньги в утилизацию и облагораживание полигонов и свалок. «Компенсация кредитной ставки через уменьшение налога на прибыль» — неплохо, но сложно. Да и не особенно выгодно. Равно как и зачет экологических платежей «в счет компенсации части инвестиций в технологии переработки отходов». Когда еще предприниматель получит такую прибыль, чтобы экологические платежи были внушительными… Стимул может работать только тогда, когда появится повсеместный спрос на экологические услуги. В государственном масштабе, а не на уровне местной благотворительности. Бороться с десятками миллиардов тонн мусора и «отходов», привлекая только частные средства — это не выход. Не только федеральный центр, но и регионы должны быть заинтересованы в стимулировании бизнеса, утилизующего «отходы». Поэтому экологические платежи должны, в массе, оставаться в бюджетах областей, городов и районов. Может быть, пора воссоздавать региональные экологические фонды? Но на сей раз под контролем регионального бизнес-сообщества, а не бюрократических структур? Увязать льготное кредитование с модернизацией переработки и утилизации. Чтобы природоохранный бизнес был стабильным и прозрачным. Выгодным и предпринимателю, и государству.

«ПРОИЗВОДСТВО-ПЕРВИЧНО. ОХРАНА-ВТОРИЧНА»

Еще три года назад в России числилось почти полтора миллиона охранников. Официально зарегистрированных, имеющих все необходимые справки, разрешения и допуски. Отнюдь не инвалидов, а вполне развитых и подготовленных россиян. Треть всех охранников нанималась и оплачивалась государственными структурами. Еще около миллиона охранников трудится в сугубо частной сфере. И работу им дают десятки тысяч охранных предприятий. Но это не вся охранная палитра, ведь есть еще и консьержи, сторожа…. Производство падает, экономика стагнирует, поэтому немудрено, что охранные услуги весьма востребованы. Бизнес-омбудсмен Борис Титов категоричен: «У нас миллионы мужчин протирают штаны в охране. Они смогут пройти переобучение и устроиться на более умную и интересную работу. Сама экономика будет их вытягивать из старой структуры занятости». Ну, что же, будет развиваться экономика, будут расти доходы и работающих, и пенсионеров. И тогда охранников будет, видимо, поменьше. Ведь производство-первично, а охрана-вторична. Бизнес-сообщество давно настаивает и предлагает, чтобы государство создало 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Но, чтобы эти планы были реализованы, надо создать сотни крупных предприятий, оснащенных новейшей аппаратурой и техникой. А также сотни тысяч новых «малых» предприятий и фермерских хозяйств. Без этого не будут освоены «прорывные» направления, особенно в сфере углубленной переработки сырья. Бизнес-эксперты давно устали повторять: пора переходить от экономики «сверхмонополий» к экономике реального производства. В этой схеме не обойтись без режима наибольшего благоприятствования для малого бизнеса, для российского сельского хозяйства. Очень трудно развивать производство, ориентированное на экспорт, если нет снижения процентных ставок и тарифов. Если мало работников, способных трудиться на новейшем оборудовании. А тут еще чересчур дорогие кредиты, высокие тарифы «естественных монополий». Что же удивляться высокой доле импортных ресурсов в российских товарах?! И не забудем про административный «пресс», усугубленный коррупцией. Всего в России 75 миллионов работающих. Следовательно, треть из них должна быть высокотехнологичной. По меньшей мере, треть. Фактически, речь должна идти не о новой, а о новейшей экономике. Недостатка в рабочих руках в стране нет, но вот правильно ли их используют?