Архивы по Категориям: Обо всем

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА — ДЕЛО ТОНКОЕ

Непреклонное  намерение российского правительства резко увеличить пенсионный возраст взволновало многих, если не сказать больше. Эта мера в самом недалеком будущем неминуемо коснется миллионов россиян. Основной причиной  столь смелой новации считается затяжной  пенсионный кризис. Действительно, российская пенсионная система такова, что, если ничего не менять, то ситуация неизбежно ухудшится. Еще шесть лет назад средняя пенсия в России превышала «прожиточный минимум» в 1,8 раза. А всего два года назад этот показатель  снизился до полутора «прожиточных минимумов». К сведению, уже сейчас средняя  российская пенсия — это всего-навсего треть от средней заработной платы по стране. Трудно предполагать, что в текущем году ситуация выправится к лучшему. Что такое увеличение пенсионного возраста? По сути, это сокращение числа граждан, которые заслужили право на получение пенсии. Если российское правительство настоит на своем, то пенсионный предел изменится весьма существенно: с 60 до 65 лет для мужчин и с 55  до 63 лет — для женщин. Таких радикальных государственных проектов не было даже во времена СССР, что правда, то правда. Резонный вопрос: повышение пенсионного возраста — это единственный выход из кризиса? Может быть, стоит подумать над сбережением государственного бюджета от «распилов» и «заносов»? Поактивнее бороться с мздоимством и взятками? Открыть шлюзы для  предпринимательской инициативы, чтобы было выгодно и государству, и бизнесу? Отказаться от престижных, но чересчур затратных «мегапроектов»? «Западный опыт» не годится, ведь в России абсолютно иные условия и принципы социального обеспечения. Средняя продолжительность жизни россиян не более 71 года, а вот, скажем, во Франции этот показатель подходит к 83 годам, в Германии — к 81 году. По сведениям федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова, в Турции средняя продолжительность жизни превышает 75 лет, а в Китае-76 лет. Следовательно, увеличивать пенсионный возраст имеет смысл лишь тогда, когда вырастет средняя продолжительность жизни. А  чтобы россияне жили дольше, комфортнее и безопаснее, придется менять слишком многое. И  в экономике, и в государственной политике, и в социальной сфере. Придется устранять административные препоны и расширять горизонты для российского  предпринимательства, только так и никак иначе! В противном случае не будет быстрого роста производительности труда, зарплаты не выйдут из «серой зоны», а объем собираемых страховых взносов будет все меньше и меньше. Только «обеление» российской экономики  оживит   производство и торговлю. Иначе все расчеты на бюджетный эффект от внедрения радикальной пенсионной реформы потеряют смысл.

ЗРЯ СМЕЯЛИСЬ НАД «НЭПМАНАМИ

Кем их считали, «нэпманов»? Чужеродным элементом, временно терпимым в стране, «строящей коммунизм». «Совбуры», в переводе — «советские буржуи», именно так их именовали. Заведомо обреченные исчезнуть «на свалке истории». «Нэпманов», мягко говоря, не любила советская власть. Видя отношение власти, «нэпманов» еще больше не терпели рабочие, беднейшие крестьяне и, что особенно важно, образованные люди. «Нэпман» — персонаж фельетонов, объект для карикатур или разгромной статьи. Черная  краска-это для «нэпмана». Равно как и издевки, смех, огульные подозрения. Уголовное давление со стороны преступного мира («вчера трясли нэпмачей»). И одновременно административный прессинг, но уже со стороны государственных органов. Время «НЭП» — с весны 1921 года по весну 1929 года. В 1930 году частных предпринимателей в СССР не осталось совсем. Сколько в те годы занималось предпринимательством? В городах — многие сотни тысяч. Многие тысячи — в Самарской губернии. В российской деревне-миллионы, если считать справное, зажиточное крестьянство, тоже обреченное на исчезновение в недалеком будущем. Предприниматели сумели быстро и эффективно самоорганизоваться. «Рыночные комитеты», «Общество взаимного кредита», «Товарные биржи», «Секции промышленности и торговли» в Москве и губернских центрах. Не имея ни малейшей  власти, частное предпринимательство, тем не менее, действовало в собственных интересах, используя любую возможность для контакта с той же  советской властью. Многое удавалось делать, пока во власти оставались здравомыслящие руководители. Современные историки с удивлением отмечают: «нэпманы» использовали любые «прорехи» в советском законодательстве, чтобы заработать и не разориться. Было немало случаев, когда предприниматели помогали друг другу: беспроцентные ссуды, «заморозка»  либо  прощение долгов. Корпоративная солидарность бизнеса имела место, что правда, то правда. Но была и жестокая конкуренция друг с другом. Было немало проходимцев, мошенников, явных негодяев, не гнушавшихся ничем. Впрочем, таких  было немного, иначе «НЭП» не смог бы выполнить свою главную задачу: восстановить экономику страны после Гражданской войны. Были среди «нэпманов» кутилы и самодуры? Да сколько угодно. Но отнюдь не большинство. Большинству предпринимателей скандальные излишества были чужды, ведь они никак не способствовали прибыли. Крупных торговцев и промышленников с дореволюционным стажем среди «нэпманов» было немного: война, репрессии, эмиграция. В основном, предпринимательством занялись бывшие мелкие и средние торговцы, приказчики, торговые агенты и даже продавцы. Но в рядах «нэпманов» было немало и тех, кто в годы Гражданской войны воевал  против «буржуев, фабрикантов и заводчиков». Зачастую демобилизованные красноармейцы открывали лавки и мастерские, занимались куплей-продажей. Были случаи, когда представители власти по своей инициативе активно поощряли частное предпринимательство, оставаясь «в рамках государства». Хрестоматийный пример: красный военачальник Григорий Котовский создал на базе своего конного корпуса военно-потребительское объединение. Оно как раз  занималось производством, торговлей, сбытом. Герой-орденоносец не гнушался иметь дело с теми же «нэпманами» — лишь бы на пользу дела. В отличие от дореволюционных предпринимателей, «нэпманы» не стали ни благотворителями, ни меценатами. Слишком мало времени отвела им история. Но они выполнили главную задачу: дали работу и кусок хлеба многим миллионам людей, выбитых из жизненной колеи реалиями «классовой борьбы». В середине 20-х годов прошлого века частный сектор без особых  конфликтов вписывался в плановую экономику. В те времена многие предрекали: под воздействием «НЭП»  произойдет постепенная трансформация коммунистической власти в «социально-кооперативное сообщество». Не состоялось. Кстати, концепции «НЭП» вовсю использованы в Китае, в 1978-1998 годах, в период реформ Дэн Сяопина. И хорошо использованы, как оказалось. В СССР немалая часть уцелевших предпринимателей перетекла в  государственные организации и кооперацию, занявшись снабжением и сбытом. Иные проработали до середины 50-х годов минувшего столетия. Их, кстати, весьма уважали за знания и навыки, полученные  во времена «НЭП»… При советской власти над «нэпманами» смеялись. Плохой это был смех. Ибо ликвидировали предпринимательство в 1928 году, но через 60 лет все-таки пришлось его возрождать.

ЭКОЛОГИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ЭКОНОМНОЙ

Для нашей страны отходы — это Проблема с Большой Буквы. Каждый год отходы и мусор  размещаются на четырех миллионах гектаров российской земли. Это, на минуточку, одна Швейцария. Или  четыре Кипра. Десятки миллионов тонн отходов ежегодно складируются на тысяче полигонов и на пятнадцати тысячах «санкционированных» свалок. Это — легальные места хранения. А вот «несанкционированных» свалок и нелегальных «мест размещения мусора» в два раза больше…..Официально у нас  перерабатывается лишь треть «промышленных» отходов и менее одной десятой «твердых бытовых». В Финляндии, например,  на свалку отправляют не более 10 процентов отходов, все остальное-в переработку. Утилизацией в России занимаются всего 300 мусоросжигательных и перерабатывающих заводов. И еще полсотни «сортировочных комплексов». В Счетной Палате РФ считают, что таких предприятий, должно быть, по крайней мере, втрое больше. В США, к слову,  в «мусорном бизнесе» заняты полтора миллиона человек и 56 тысяч коммерческих предприятий. С ежегодным годовым оборотом в четверть триллиона долларов. Оказывается, «мусорный бизнес» — это весьма выгодное занятие! А еще в Соединенных Штатах свыше 500 мусороперерабатывающих заводов. В десять раз больше, чем у нас. Излишне напоминать, что оснащенность американского и российского «МПЗ» существенно различается. Отходы — они разные. Есть пищевые, от них, как правило, меньше проблем. Но есть и «твердо-бытовые», они-то как раз  самые проблемные. Если ситуацию пустить на самотек, неизбежно загрязнение земли, воды и воздуха. Примеров в России сколько угодно. В США, в странах Европы, в Японии каждый участок земли давно имеет своего хозяина. Зачастую, владельцем земли выступает бизнес. Именно поэтому три четверти «твердо-бытовых отходов» оперативно перерабатываются, причем технология заточена на их вторичное использование. В развитых странах издавна прививается культура сортировки и утилизации, без нее население давным-давно утонуло бы в мусоре. И делает это, в первую очередь, местный бизнес, так ему гораздо выгоднее. Российским предпринимателям, право, есть чему поучиться у своих зарубежных коллег. «Мусорный бизнес» — это, в первую очередь, новейшие технологии. Дробильные аппараты, сортировочные линии, прессы, магнитные установки, накопительные бункеры, аппараты для брикетирования. Универсальные линии с программным управлением. Конвейеры  полевые и стационарные. Сложная техника неизбежно потребует квалифицированных, знающих себе цену, специалистов. В развитых странах именно так. Экологическая Проблема там решается комплексно: государство создает условия, дает льготы и преференции, а бизнес очищает землю, воду, воздух. Аналогичные задачи придется решать и российским предпринимателям, ведь  одно наше государство «мусорную войну» не выиграет. Ведь строительство современного мусороперерабатывающего завода потребует от 70 до 100 миллионов долларов США. Муниципальным бюджетам такие расходы, как правило, не по карману. Поэтому без привлечения бизнеса никак не обойтись. А бизнес потребует долгосрочных гарантий: налоговых, административных. Взаимоувязка интересов — великая вещь.