Архивы по Категориям: Бизнес в России

ОСОБОГО «СПАСИБО» РОССИЙСКОМУ БИЗНЕСУ НЕ НУЖНО

Интересный обмен мнениями состоялся на сессии «Бизнес-общество-власть: старые проблемы, старые ожидания». Это мероприятие прошло в рамках Общероссийского Народного фронта. В  частности, председатель правления ОАО «Роснано» А.Б.Чубайс назвал современное российское общество «инфантильным». Более того,  по утверждению Анатолия Чубайса, российское общество «за 25 лет не удосужилось даже сказать спасибо бизнесу один раз за то, что бизнес делал в стране…он страну отстроил. Он восстановил безнадежно обрушившиеся советские предприятия, он вернул зарплату людям, он наполнил бюджет деньгами. Он создал источники для того, чтобы наша интеллигенция получала средства на поддержку культуры, науки, образования. Все это сделал бизнес российский. Это все сделали те, кого общество называет олигархами». Ну что же, утверждение эмоциональное, спорное. В чем-то даже и опрометчивое. Самое главное, есть ли смысл в том, чтобы противопоставлять «общество» и «бизнес»? Пусть даже и в рамках дискуссии, без «задней мысли»? Разве российское предпринимательство — не часть российского социума?! Кроме того, российский бизнес — это не только «олигархи». «Олигархи» (впрочем, какие теперь олигархи?) — все чаще оказываются на периферии реальных событий в экономике. Миллионы предпринимателей заняты в «микробизнесе». Сотни тысяч — в «малом» бизнесе. Десятки тысяч работают в «среднем» бизнесе. Тысячи заняты в крупном бизнесе. Вот как раз они, все вместе, подняли и развивают отечественную экономику. Вместе с теми, кто работает на частных предприятиях, в фирмах, компаниях. И на предприятиях с «государственным участием» тоже. Незачем отделять инженера, IT-специалиста, бухгалтера, менеджера, рабочего от предпринимателя, ибо один без другого ничего не сделает. Знающий себе цену, уважающий чужой труд предприниматель едва ли потребует к себе «особого» уважения. И так будут уважать и благодарить, если есть за что. Поэтому, если рассуждать здраво и не предвзято, российское общество  и не обязано особо благодарить именно российский бизнес. На встрече с воронежскими предпринимателями федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов подчеркнул: «Мы долгое время жили в условиях, когда бизнес реально спасал страну. В 1991 году, когда практически за несколько месяцев промышленность упала на 60%, помогли как раз предприниматели-челноки, которые привезли дешевый импорт. Сложно представить, что было бы, если бы не они. То же самое происходит во время любого кризиса. Именно бизнес находит выход из положения». Сказано верно, причем без каких-либо претензий на чью-то особую благодарность. И это правильно.

И ВНОВЬ О ДОВЕРИИ БИЗНЕСА К ГОСУДАРСТВУ

Неэффективность государственного сектора экономики самоочевидна. Государство — неважный собственник. Глава Счетной Палаты России А.Л. Кудрин убежден: главная опасность для нашей страны — это отставание в технологическом общемировом развитии.

«Через десять лет мы уже будем понимать, что отстали в некоторых отраслях безнадежно…Неэффективность госсектора серьезнее, чем все санкции. Мы не умеем достаточно эффективно управлять ресурсами». Откровенно сказано. Без союза бизнеса и государственных структур проблему не решить. А в любом союзе на первое место выходит вопрос доверия. Доверие предпринимателя к чиновнику зависит от качества государственного управления. Из чего складывается  доверие бизнеса (да и всего населения  тоже) к государственным институтам? Критерий один — полезность. Последовательность, разумность, перспективность принимаемых законов, правил, распоряжений. Прозрачность государственного регулирования в экономике — это и есть инструмент доверия. Чем эффективнее государство тратит собранные налоги, тем больше граждан доверяют такому государству. Но как быть, если средства из казны тратятся без какой-либо отдачи? И не от случая к случаю, а из года в год? Тот же Алексей Кудрин не скрывает: «Выдача 1 триллиона рублей субсидий каждый год, как правило, малоэффективным компаниям с госучастием — это наш бич». Но ведь государственным сектором управляют люди, назначенные государством, не так ли? Через  назначенных руководителей и их аппараты государство контролирует, распределяет, пресекает или разрешает. На начало нынешнего года в России числилось два миллиона сто семьдесят две тысячи девятьсот чиновников. На федеральном, региональном, муниципальном уровне. В среднем на одного  чиновника приходится  32 работающих россиянина. И это без учета технического и вспомогательного персонала, водителей. Любопытный факт: на 10 тысяч россиян приходится 108 чиновников. А в бывшем СССР на те же 10 тысяч населения было лишь 73 чиновника. Кстати, в прошлом году  содержание всех управленцев обошлось федеральному бюджету в 1,8 триллиона рублей. Или 11% всех собранных в стране налогов. В число богатейших россиян официально входят 40 тысяч российских государственных служащих. Оно, как бы и неплохо, если источник зажиточности легальный. Но где же  отдача в экономике, в социальной сфере? А сколько примеров, когда некий проходимец, числясь в государственных реестрах, фактически, начинает превращаться во владельца бизнеса? Где здесь место доверию? Где же выход? Для предпринимателей выход давно известен: объединяться в общественные организации («Деловая Россия», «Опора России» и  другие). И упорно работать сообща.

ПОЧАЩЕ БЫ СПРАШИВАТЬ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

То, что малый и средний бизнес — основа любой рыночной экономики, известно давно. Доказано историей. И то, что в  США и странах «Европейского Содружества» доля малого и среднего бизнеса в ВВП превышает 50%, никого не удивляет. Так и должно быть. В нашей стране этот показатель где-то в пределах 22%. На исходе 2018 год. «Майские указы» Президента РФ В.В.Путина нацеливают: в 2024 году доля малого и среднего предпринимательства в российской экономике должна вырасти до 40%. Почти вдвое. Задача, что и говорить, масштабная, историческая. Слишком многое придется поменять, чтобы цель, поставленная руководством страны, была достигнута. Причем за шесть лет. «Микробизнес», малый бизнес и средний бизнес, в совокупности, формируют базу любой конкурентной экономики. Чем больше предпринимателей в стране, тем динамичнее она развивается. Но как быть, если изрядная часть российского населения отнюдь не жаждет попасть в сводки Росстата, предпочитая жить и работать в пресловутой «тени»?  Федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов этого, кстати, и не скрывает: «Наша экономика сегодня на 39% в тени, а люди, в ней задействованные, по сути, не имеют никаких отношений с государством, кроме того, что у них есть паспорта РФ….Это вранье, что у нас одни из самых низких налогов в мире. Совокупная налоговая нагрузка (с учетом страховых взносов) у нас составляет 47,5%, немногие страны в мире демонстрируют более высокий показатель….75% предпринимателей отметили, что за 4 года, с момента падения цен на нефть, ситуация не улучшилась. А чуть меньше половины заявили, что непосредственно у них спрос продолжает падать» (из недавнего интервью в «Аргументах Недели»). Эти высказывания стоят цитирования. Так что же нужно сделать уже в ближайшее время, чтобы малый и средний бизнес в России вырос вдвое за несколько лет?  Нужна конкурентная среда, обусловленная ясной и четкой экономической политикой. О каких инновациях в бизнесе может идти речь, если издержки растут, а  определенности нет, и едва ли предвидится? Если рентабельность российского бизнеса постепенно уменьшается? Если доходность у предприятия невысокая? Если кредиты дорогие? А тут, помимо налоговых «новаций», еще и административное давление. И «рейдерство», кстати,  никуда не делось. Рисков хоть отбавляй, поэтому не очень-то много желающих  стать предпринимателями. В государственном секторе поспокойнее. Однако предпринимателей станет куда больше, если «самозанятые» сограждане будут, без сутолоки и бюрократизма,  получать недорогой и долгосрочный патент. С правом заниматься не тремя-четырьмя видами деятельности, а на порядок больше. И чтобы всевозможными  проверками не докучали, особенно малому бизнесу. И чтобы страховые платежи снизились вдвое. И не помешает «налоговая амнистия» для тех, кто  многие годы вынужден работать в «серой зоне». В общем, надо безотлагательно менять отношение государства к предпринимательству. Почаще интересоваться у предпринимательского сообщества о его планах и проблемах.