Архивы по Категориям: Бизнес в России

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ ЭФФЕКТИВНЕЕ «КОМИССАРА»

Николай Александрович Бугров, внук волжского бурлака, выбившегося в  предприниматели. Основателя известнейшей в России династии купцов-мукомолов. Николай Бугров развил и увеличил семейный  бизнес: мельницы, заводы, торговые лавки, представительства в десятках российских городов, собственный речной флот на Волге, включая пять пароходов. На предприятиях Бугрова работали тысячи. При этом заработная плата была выше, чем «в среднем по стране». Рабочим предоставлялось неплохое (по тем временам, разумеется) жилье, бесплатное питание. К праздникам рабочие и служащие получали то, что сейчас называется «продуктовым набором». На «бугровских» мельницах,   задолго до  февраля 1917 года, был введен восьмичасовой рабочий день. За счет чего такая щедрость, не вписывающаяся в дореволюционные реалии? Только за  счет постоянного обновления технологии производства. И, что особенно немаловажно, благодаря чутью прирожденного предпринимателя. Сказать, что «капиталиста»  Бугрова очень уважали, значит, ничего не сказать. Авторитет был огромный и не только в родном Нижнем Новгороде и в Поволжье. Если в приемной министра  внутренних дел Российской Империи одновременно находились Н.А.Бугров и нижегородский губернатор, то на прием приглашали  сначала Николая Александровича. А уж потом губернатора, на что тот, судя по всему, и не думал обижаться. Скромный, справедливый, неприхотливый, что  подметил  Максим Горький, давний хороший знакомый Н.А.Бугрова. Литератор и предприниматель общались «на равных». Уникально щедрый  по тем временам: направлял на благотворительность 45%  чистого дохода от бизнеса. Считают, что за свою жизнь Н.А.Бугров лично раздал  милостыни на 10 миллионов рублей. Помогал много и многим, об этом и сейчас помнят. До 1917 года Бугров  не дожил… Начало Великой Отечественной войны. Заседает советское руководство. Вопрос важный: увеличение выпуска  боевой техники, причем безотлагательно, враг ждать не будет. Какие дополнительные усилия надо предпринять?  Нарком станкостроения СССР А.И.Ефремов вносит предложение: «Увеличить количество управленцев еще на 800 человек». Почти стрелковый полк…. Вопрос Сталина наркому Ефремову: «Вы слышали такую фамилию-Бугров?». Никак нет, товарищ Сталин,  отвечает нарком, да и прочие участники заседания тоже в неведении. «Ну, раз вы все не знаете, я вам скажу. Бугров был известным на всю Волгу мукомолом. Как вы думаете, каким штатом располагал Бугров для управления всем своим хозяйством, а также для контроля над ним? У Бугрова были: он сам, приказчик и бухгалтер, которому он платил двадцать пять тысяч рублей в год. Вот и весь штат….». Надо думать, присутствующие  крепко запомнили, кто такой был Николай Александрович Бугров. Еще пример — Николай Васильевич Мешков, пермский «миллионщик». Материально помогал всевозможным противникам царской власти: от кадетов и до большевиков включительно. Лично знаком многим большевикам. Считается, что благодаря предпринимательским усилиям Мешкова, Пермская губерния была спасена от голода в 1891 году. Меценат и благотворитель. Организатор строительства железных дорог. Издатель. Владелец заводов, газет, пароходов, как говорится. В 1918 году предприятия, которыми владел Мешков, были национализированы теми же большевиками. Но делегаты «съезда революционных речников» потребовали назначить «комиссаром народного пароходства» именно Мешкова. Назначить бывшего хозяина новым руководителем. Уникальнейший случай в российской истории. В 1920 году, по просьбе наркома Леонида Красина, стал работать консультантом в наркомате путей сообщения. Мешкова уважали все, с кем он работал, включая Ф.Э.Дзержинского. Работал до восьмидесяти лет, умер в 1933 году, «Известия» опубликовали некролог… Биографии Бугрова и Мешкова — прекрасная иллюстрация того, что грамотный и энергичный предприниматель гораздо эффективнее государственного «назначенца», пусть и  с чрезвычайными полномочиями.

ДАВНО ПОРА ПРИНИМАТЬ МЕРЫ

За последнее десятилетие доля «малого» и «среднего» бизнеса в российском ВВП, фактически, не выросла. И сейчас  находится на уровне около 20%. Кроме того, в минувшем году сектор «среднего предпринимательства» в российской экономике сократился. Сведения надежные: от федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Немного статистики: предприятий и фирм, относящихся к российскому «малому и среднему бизнесу», около 6,1 миллиона. Однако лишь одна двадцатая часть-это, действительно, «малый и средний» бизнес. Все остальное — это, по сути, индивидуально-частные предприниматели. То есть, «микробизнес». Так вот, на предприятиях «малого бизнеса» в прошлом году число работников упало более чем на 300 тысяч человек. Зато на полмиллиона работников вырос «микробизнес». Казалось бы, ничего тревожного: из «Обществ с ограниченной ответственностью» люди перетекают в «ИЧП», только и всего. Но надо помнить, что  в странах с развитой экономикой именно «малый бизнес» — основной поставщик и потребитель инновационных продуктов. Именно «малый бизнес» Северной Америки, Западной Европы, Японии, да и Китая тоже, постоянно создает добавленную стоимость в экономике своей страны. Давно известно: там, где инновации, там и инвестиции. Увы, инновационные ресурсы российского «малого» и «среднего» бизнеса невелики. При этом две пятых фирм, компаний и предприятий — это торговля, а не инновационные разработки или их внедрение. К тому же половина всех «малых» и «средних» предприятий сосредоточены  всего лишь в полутора десятках российских регионов: Москва, Санкт-Петербург, города-«миллионники». Бизнес должен быть уверен в завтрашнем дне, а не наоборот. А что сейчас? Вот, скажем, экономическая ситуация? Неопределенная. Налоговый пресс? Чрезмерный. Спрос на внутреннем рынке? Снижается. Законодательная база? Казус на казусе. Об энерготарифах и «теневом секторе»  лучше и вовсе  помолчать. Банковский кредит  становится менее доступным, ведь банки ужесточают залоговые и обеспечительные требования. Банкиров тоже можно понять, у них свои планы и свои проблемы. Единственный выход из сложившейся ситуации: постоянно, постепенно, грамотно  открывать «шлюзы» для российского бизнеса. Принимать меры, способные дать быстрый экономический эффект.  Причем, безотлагательно.

СВЕРХДОХОДЫ» ОТ НЕФТИ — В ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПРОРЫВ?!

Еще 6 лет назад в США насчитывалось 100 промышленных технопарков «глобального уровня». В Германии — 60, в Китае — 52, в Великобритании — 40, во Франции — 30, в Японии — 20.  Это «глобальные», а индустриальные парки «регионального» уровня в каждой из этих стран  исчислялись  сотнями. По сведениям экспертов «Деловой России», в  нашей стране тогда не было ни одного «глобального технопарка». Разумеется, за минувшие годы  в России не сидели, сложа руки, однако очевидное отставание все еще налицо. Индустриальный технопарк — это залог экономического развития города, региона, страны. Вот, кстати, цена нефти вплотную приблизилась к 80 долларам «за бочку». Некоторые эксперты уверены, что и 100 долларов за баррель уже не предел. Причем  в  ближайшие месяцы. Хорошо ли это для российской экономики? С одной стороны, очень хорошо, ведь в казну поступает валюта, которую не особенно и ждали. Своеобразный подарок для бюджета. Незапланированные доходы. Это — «сверхдоходы», поскольку речь идет о многих миллиардах тех же долларов США. Лишними они не будут, их можно направлять туда, где они нужнее именно сейчас. С другой стороны, не приведут ли углеводородные «сверхдоходы» к откладыванию давным-давно назревших экономических реформ? Федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов высказался откровенно: «Судьба дарит нам новую фору и дополнительное время на раскачку нашей безнадежно морально и физически устаревшей экономики. Я очень надеюсь, что, наконец, произойдет чудо, огромные ржавые шестерни государственного аппарата дрогнут,  и мы общими усилиями начнем перестраивать экономику России». Сама собой напрашивается формула: чем выше цены на нефть, тем меньше стимулов для преобразования экономики. А без неотложных структурных реформ экономический рост в России будет ограничен 1-2% в год. Таково, в частности, мнение экспертов «Европейского Банка реконструкции и развития» Да и не только этих экспертов. Нужны прорывные реформы. Для их реализации придется направить часть «сверхдоходов» от нефтяного экспорта в российскую экономику. В том числе и на создание индустриальных парков «глобального уровня». «Сверхдоходы» — в прорыв?!