Архивы по Категориям: Бизнес в России

СВЕРХДОХОДЫ» ОТ НЕФТИ — В ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПРОРЫВ?!

Еще 6 лет назад в США насчитывалось 100 промышленных технопарков «глобального уровня». В Германии — 60, в Китае — 52, в Великобритании — 40, во Франции — 30, в Японии — 20.  Это «глобальные», а индустриальные парки «регионального» уровня в каждой из этих стран  исчислялись  сотнями. По сведениям экспертов «Деловой России», в  нашей стране тогда не было ни одного «глобального технопарка». Разумеется, за минувшие годы  в России не сидели, сложа руки, однако очевидное отставание все еще налицо. Индустриальный технопарк — это залог экономического развития города, региона, страны. Вот, кстати, цена нефти вплотную приблизилась к 80 долларам «за бочку». Некоторые эксперты уверены, что и 100 долларов за баррель уже не предел. Причем  в  ближайшие месяцы. Хорошо ли это для российской экономики? С одной стороны, очень хорошо, ведь в казну поступает валюта, которую не особенно и ждали. Своеобразный подарок для бюджета. Незапланированные доходы. Это — «сверхдоходы», поскольку речь идет о многих миллиардах тех же долларов США. Лишними они не будут, их можно направлять туда, где они нужнее именно сейчас. С другой стороны, не приведут ли углеводородные «сверхдоходы» к откладыванию давным-давно назревших экономических реформ? Федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов высказался откровенно: «Судьба дарит нам новую фору и дополнительное время на раскачку нашей безнадежно морально и физически устаревшей экономики. Я очень надеюсь, что, наконец, произойдет чудо, огромные ржавые шестерни государственного аппарата дрогнут,  и мы общими усилиями начнем перестраивать экономику России». Сама собой напрашивается формула: чем выше цены на нефть, тем меньше стимулов для преобразования экономики. А без неотложных структурных реформ экономический рост в России будет ограничен 1-2% в год. Таково, в частности, мнение экспертов «Европейского Банка реконструкции и развития» Да и не только этих экспертов. Нужны прорывные реформы. Для их реализации придется направить часть «сверхдоходов» от нефтяного экспорта в российскую экономику. В том числе и на создание индустриальных парков «глобального уровня». «Сверхдоходы» — в прорыв?!

СБЕРЕЖЕНИЕ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

Неприятное  известие: международные эксперты включили Россию в пятерку стран, где бизнес чаще всего подвергается криминальному воздействию. Как со стороны чиновников и конкурентов, так и со стороны нечестных сотрудников. Любопытно, что анкетированием были охвачены предприниматели из 54 стран, но в самом низу оказались Уганда, Кения, ЮАР, Россия и…Франция! Если в 2015 году с экономическими преступлениями против бизнеса сталкивались 48% опрошенных российских предпринимателей, то через два года  таких стало 66%. Впрочем, эти сведения получены методом опроса. И выводы международных экспертов подвергли критике их российские коллеги. Однако проблема есть, и проблема нешуточная. Давно известно: уголовное преследование по так называемым «экономическим статьям» слишком часто используется в борьбе за передел собственности. Вульгарное «рейдерство»- под флагом «борьбы с преступлениями в сфере экономики». А если бизнес длительное время приносит стабильную прибыль, то  часто становится лакомым куском для проходимцев, имеющих немалые контрольные полномочия. По словам федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова число зарегистрированных экономических преступлений опять выросло, составив 241 397 «дел». «И это еще вершина айсберга — утверждает Борис Титов — Учитываются лишь дела, которые передаются в суд, а в большинстве случаев: поймали, обобрали, отпустили». Разумеется, такой «подход»  приводит только к массовому разрушению бизнеса, со всеми вытекающими последствиями. Административное давление, «чересполосица» в законодательстве, острые «углы» в экономике. Поэтому у добросовестного предпринимателя находят столько «нарушений», что впору сворачивать бизнес. Предприниматель не сможет работать себе в убыток. Он или нырнет «в тень», где его придется усиленно разыскивать. Или закроет свое дело. И еще. Если предприниматель потратил собственные деньги на производство товаров и услуг, если  создал  «с нуля» рабочие места, то едва ли он  захочет в мошенники. Если предприниматель вложил свои средства, время, умения и навыки в свое дело, то какой же он жулик?! Надо ли его преследовать и разорять? И вновь слово Борису Титову: «Последняя статистика на 1 января 2018 года показала, что количество людей, сидящих в СИЗО по экономическим статьям, стало чуть меньше. Но зато выросло количество сидящих под домашним арестом. Общее число арестов снова увеличилось». Бизнес надо беречь. Сбережение российского предпринимательства — такова насущнейшая необходимость.

ДЕНЬГИ «НА ВЕТЕР» ОБЯЗАТЕЛЬНО ПРИНЕСУТ ПРИБЫЛЬ

«Энергетический кризис» уже не является сюжетом для научной фантастики, как полвека назад. Есть эксперты, прогнозирующие к 2030 году снижение мировой добычи нефти до 40 миллионов баррелей в сутки. Сейчас добыча вдвое больше. Иные эксперты возражают: мол, не все так плохо, нефти и газа хватит с избытком и надолго. Кто прав? Нефть, уголь и газ — иссякаемые источники энергии. Когда-нибудь и они могут иссякнуть. А еще их использование, зачастую, крупно вредит и природе, и человеку. И новые гигантские ГЭС, как в минувшем веке, в России никто строить уже не будет. Поэтому альтернативная энергетика — давно уже никакая не фантастика. Солнце. Вода. И ветер. Рынок ветровой энергетики активно развивается в США, в Европе, в Японии. Развивается он и в России, однако далеко не так, как хотелось бы. Вот, скажем,  Китай ежегодно устанавливает (в среднем) по 20 ГВт новых ветровых мощностей. В 2015 году, например, там установили 33 ГВт. У нас же, возможно, совокупный объем ветровых мощностей увеличится до 23 ГВт. К 2030 году. Есть и  такие проекты, только вот будут ли нас дожидаться конкуренты?

Где в России  наиболее крупные «ветровые парки»? На Камчатке. В Коми. Да еще и в Калининградской области. Есть расхожее мнение: в Поволжье ветровая энергетика малоперспективна. Мол, не столь уж ветреная погода круглый год, чтобы  крутились «ветряные парки». Нужна соответствующая скорость ветра. Но «ветряки» — они разные. И мощность у них разная. Иные предназначены для 10-15 метров в секунду. А есть и те, что нуждаются в меньшей силе ветра. Все дело в технологиях, точнее, в их развитии. У традиционной энергетики с технологией «не очень». Квалифицированный эксперт «Деловой России»,  директор компаний «МКС» М.А.Загорнов, например, уверен: к 2020 году  энергетическое оборудование «старше 40  лет будет в 80% российских компаний». Недолго ждать, а что же дальше? Ведь «ископаемые» энергоресурсы дешеветь пока не торопятся. А тут еще и энергооборудование. Так что ветром, Солнцем и приливными волнами придется заниматься, и заниматься всерьез. Для альтернативной энергетики необходимы законы. Стратегические программы развития. Льготы, бонусы и преференции для отечественного бизнеса. И не на год-другой, а на десятилетия. Как минимум. Словом, придется убирать барьеры: финансовые, административные, правовые и прочие. В перспективе это выгодно, ведь каждый киловатт, полученный «от ветра», замещает сжигание 350 граммов угля. Дорого стоит возвести ветроэлектростанцию? Пока недешево. Но если бизнесу не будут мешать, то пойдут инвестиции. И стоимость таких станций будет существенно ниже. Именно так и обстоит  в экономически развитых странах. Без  предпринимателей не обойтись, но у нас  пока  слишком мало инвесторов, готовых вкладываться  «в ветер».