Архивы по Категориям: Бизнес в России

«РОССИЙСКИЙ БИЗНЕС ПРЕДЛАГАЕТ. НЕ ПОРА ЛИ ВНЕДРЯТЬ?»

Разработка собственной концепции налоговой системы России-весьма непростая задача. Проект такой концепции недавно подготовил «Институт экономики роста имени Петра Столыпина». Судя по публикациям в СМИ, проект содержит весьма смелые идеи. В частности, предложена децентрализация государственного бюджета в пользу регионов. Это и понятно. Ведь налоги чересчур централизованы, в такой оценке, пожалуй, сходятся все бизнес-эксперты. В результате у региональных и муниципальных властей очень мало стимулов, чтобы развивать предпринимательство и привлекать инвестиции. Также предусмотрены налоговые новации для граждан. Цель: переход российской экономики к стабильной траектории роста. Но для этого необходимо стимулировать рост вновь создаваемых производств, оснащенных новейшей техникой. Кардинально повысить производительность труда работников, имеющих необходимую квалификацию.
Предлагается поэтапное снижение налоговой нагрузки на коммерческую компанию в размере до 35% ее прибыли. Как известно, фактический размер налогов и сборов сейчас достигает 47% от ее прибыли. Государству предлагается ввести пониженную ставку страховых платежей для предприятий, работающих в промышленности. Причем платежи могут быть снижены более чем в два раза: с нынешних 30% до 14%. Немаловажное уточнение: такие предприятия должны быть обязательно оснащены высокопроизводительными рабочими местами. Вообще, проект предусматривает и новый формат бюджетной политики. Например, если будет весомый рост налоговых поступлений, то половина такого прироста возвратится в экономику. Итак, российский бизнес готов предложить государству свои идеи, проекты, замыслы. Не пора ли начать их внедрять, постепенно и грамотно?

«БУДУЩЕЕ-ЗА СОЦИАЛЬНЫМ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВОМ»

«Социальных предпринимателей» в России немного. Эксперты утверждают, что их численность не превышает 5 тысяч человек. Считается, что для «социального предпринимателя» деньги не цель, а только средство для достижения цели. Как правило, социальной цели. Однако в любой экономически развитой стране «социальных предпринимателей» на порядок больше, чем у нас. Общепринятое мнение: «социальный предприниматель» будет трудиться себе в убыток до тех пор, пока не добьется решения отдельно взятой социальной проблемы. Например, будет упорно направлять часть прибыли не на развитие своего предприятия, не на персональные нужды, а на экологическую очистку окрестностей. Понятно, что таких предпринимателей в России очень мало. Пока еще мало. И доля социального предпринимательства в отечественном ВВП пока не превышает и половины процента. «Социальный предприниматель» — это альтруист в бизнесе. Естественно, для очень многих такая стезя слишком трудна и чересчур «невыгодна». Государство должно поощрять социальное предпринимательство, ограждать его от административного прессинга. Но, увы, даже статус «социального предпринимателя» в нашем законодательстве все еще не определен. Нет и закона, регламентирующего социальное предпринимательство. Отрадно, что есть хотя бы законопроект. А ведь много-то и не надо. Льготная аренда. Льготные тарифы. Перспективное кредитование. Муниципальная целевая помощь. Государственная защита. Ведь все же, со временем, окупится сторицей! В идеале социальное предпринимательство-это соединение усилий бизнес-сообщества, государства и неравнодушной общественности. За социально ориентированным бизнесом будущее, именно так считают в «Деловой России». В конце концов, мировой опыт недвусмысленно свидетельствует: социальное предпринимательство не только вытаскивало людей из бедности, но и давало возможность основывать свой бизнес. Пусть и невеликий, но стабильный.

«ЗАЩИТА ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ — ЗАЛОГ РОСТА ЭКОНОМИКИ»

То, что Валовой Внутренний Продукт не будет расти, если не будет расти и развиваться предпринимательство, сказано немало. А есть ли у российского бизнеса нереализованный потенциал роста? Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, например, уверен, что такой потенциал имеется: «И в его высвобождении немалую роль может сыграть решение проблемы незаконного или недобросовестного уголовного давления. Пока что, к сожалению, правоохранители, да и суд исповедуют в этой сфере откровенно карательный, чрезмерно жесткий подход, в любом бизнесмене видя преступника». Надо признать, сказано предельно откровенно. Эксперты бизнес-сообщества и не скрывают, что доследственные проверки, зачастую, приносят предпринимателю вред, сопоставимый с пребыванием в следственном изоляторе. Тем более что такая проверка вовсе не требует судебной санкции. Опять же, по сведениям Бориса Титова, в минувшем году органы прокуратуры выявили около пяти миллионов нарушений, допущенных в ходе досудебного дознания и следствия! Хорошо уже и то, что российская прокуратура активно выявляет нарушения законодательства, допускаемые по отношению к предпринимателям. Вот за последние три года именно прокуратурой пресечено нарушение прав более 170 тысяч хозяйствующих субъектов. Погашено более 50 миллиардов рублей, которые задолжали государственные и муниципальные инстанции предпринимателям, выполнившим свои обязанности по контрактам. Среди российского бизнес-сообщества давно звучат предложения: ввести административную ответственность за незаконную и необоснованную оперативно-розыскную деятельность, «коснувшуюся» добросовестных предпринимателей. Возможно, не помешала бы и обязательность санкции прокуратуры на доследственные проверки и гласные оперативные мероприятия по категории экономических преступлений.