Архивы по Категориям: Выборы

БОЛЬШЕ РАБОТАТЬ? ИЛИ БОЛЬШЕ ОТДЫХАТЬ?

Ученые Академии общественных наук Китайской Народной Республики обнародовали доклад, в котором порекомендовали к 2030 году сократить рабочую неделю до четырех  дней. И еще существенно увеличить продолжительность выходных, каникул, отпусков. Китайские специалисты считают, что 36-часовая рабочая неделя, «увязанная» в четыре дня, поможет лучше отдохнуть и восстановить силы. Кроме того, новые резервы личного времени позволят специалисту совершенствоваться в своей профессии. И в самом деле, невзирая на официальную «пятидневку», многие жители «Поднебесной» трудятся с девяти утра и до девяти вечера. Причем шесть дней в неделю. И отпуск у них не особенно и продолжительный. Разумеется, речь идет о работниках частного сектора. В госсекторе Китая свои варианты, в частном секторе-свои. То, что китайцы издревле привыкли усердно, много и плодотворно трудиться-общеизвестно. Если есть возможность подзаработать, они не прочь и переработать. Насколько эта инициатива китайских ученых актуальна, скажем, для России? Очень многие работники (и не только в Китае) давно и в совершенстве владеют дистанционными  способами заработка. Им, как правило, нет необходимости ежедневно пребывать в офисе с утра и до вечера. Какой смысл банально просиживать время, если квалификация, плюс Интернет, позволяют действовать откуда угодно? Разумеется, подобные «спецы» пока еще не составляют большинства. Однако работа, ориентированная на результат, далеко не всегда зависит от продолжительности рабочего дня. Особенно это касается  такого  сегмента экономики, как предпринимательство. Нелегко представить себе предпринимателя, который  ежедневно приходит в свой собственный офис к 9 часам утра и уходит ровно в 18 часов вечера. Зачастую предприниматель перерабатывает намного больше, чем те, кому он платит заработную плату. Предпринимательство нельзя  втиснуть в повседневный график. Бизнес не бывает статичным, ведь предприниматель ежечасно принимает конкретные решения. Именно от его усилий и расторопности зависит: быть прибыли, или убытку. Более того: бизнесмен вынужден постоянно увязывать свои проблемы с проблемами поставщиков, партнеров и потребителей. А такие взаимоувязки органически не могут совпадать с официально утвержденными границами рабочего дня.

«СРЕДНИЙ БИЗНЕС» — ЭТО ЛОКОМОТИВ ЭКОНОМИКИ

В нашей стране к среднему бизнесу принято относить фирмы и предприятия, где работают от полусотни до 250 человек. Годовой доход — в пределах миллиарда рублей, или побольше. В экономически развитых странах число работников, занятых на отдельном предприятии «среднего бизнеса», тоже не превышает 250-300 человек. Правда, доходы выражаются уже не в рублях, а в долларах, в евро, в иенах или юанях. Именно средним бизнесом в Западной Европе, Северной Америке и Японии создается более трети всей добавленной стоимости. Это — базис экономики. Сегмент предпринимательства, где лидерство в инновациях является определяющим. Локомотив экономики — вот самая подходящая метафора. Чем весомее удельный вес среднего бизнеса, тем богаче ассортимент услуг и товаров. И так везде, поскольку средний бизнес — это социальная основа рынка. Именно средний бизнес привык с умом и рачительно относиться к своим резервам, знает цену убыткам и доходам. Средний бизнес-это опытное поле для «культивации» будущей бизнес-элиты. И не только в России, кстати. В экономически развитых странах конкурентную среду формирует как раз средний бизнес, именно он задает тон. Крупный бизнес может иногда позволить себе непродуманные траты, разного рода  убыточные «мегапроекты». А вот средний бизнес — едва ли. Чем крепче средний бизнес, тем устойчивее крупный и малый. Средний бизнес — связующее звено крупного и малого бизнеса. Сколько в России предприятий среднего бизнеса? Эксперты оценивают их численность в пределах 15-20 тысяч. Это очень мало. И намного меньше, чем, скажем, в Китае. В экономически развитых странах  давным-давно работают миллионы предприятий и фирм, относящихся к среднему бизнесу. Что средний бизнес дает российскому государству? Развивает и внедряет инновации. Только за счет этого у предприятия растет прибыль. И у государства тоже — за счет налогов. Работники предприятия имеют устойчивую заработную плату, а не пополняют собой ряды безработных. Между прочим, средний бизнес всегда прозрачен для любого контроля. Что дает средний бизнес российскому предпринимателю, если он активен, честен и предприимчив? Очень возможно — благосостояние. Самореализация тоже гарантирована. А в перспективе — завидный социальный статус. Если, конечно, не вмешается «форс-мажор» или  корыстолюбивые контролеры. Или «рейдеры». Казалось бы, именно государство должно сберегать средний бизнес. Но многие российские предприниматели считают: лучшая помощь от государства — не менять «правила игры». Хотя бы несколько лет подряд. Все остальное — решаемые проблемы. Еще желательно грамотное регулирование  ставок и тарифов структурных монополий. Чтобы они не были выше инфляции. И ставка кредита не должна превышать  рентабельность предприятия. И налоги давно пора привести к разумному «общему знаменателю». Тогда отечественный средний бизнес не будет буксовать в тупике проблем. Локомотиву  не место в тупике.

ЧТО – КИПР? ДАЛЕКО КИПР!

Расчеты специалистов не оставляют сомнений: чтобы российская экономика устойчиво и надежно росла на 3% в год, необходимо, чтобы доля инвестиций была не ниже четверти ВВП. Пока этого нет. Инвестиции нужны, чтобы вовремя заменялось устаревшее оборудование и  вовремя внедрялись эффективные технологии. Без инвестиций  нет инноваций — очень простая формула. Следовательно, экономика, «заточенная» исключительно  на экспорт нефти, газа и сельскохозяйственной продукции, неизбежно окажется в числе отстающих. Инвестиции любят предсказуемость. Иными словами, выверенный многими годами, надежный и благоприятный деловой климат. Но чтобы улучшить деловой климат, надо прекратить разрастание государственного сектора экономики. Эксперты утверждают: государство контролирует до 70% российской экономики, причем с 2005 года этот показатель вырос вдвое. Без сокращения госсектора здоровой и массовой  конкуренции не будет. Есть и еще одно  условие: максимально упростить доступ к финансовым ресурсам и кредиту. Иначе ждать притока частных инвестиций не имеет смысла. А пока что основные финансовые вложения в российскую экономику проистекают из государственного бюджета. Можно и нужно  подстегнуть рост ВВП, наращивая производительность труда, но без масштабных частных инвестиций и здесь не обойтись. Интересно, что в прошлом году российские инвестиции в  экономику зарубежных стран выросли на 70 с лишним процентов. Вот, например, в экономику острова Кипр российские граждане и российские компании вложили, ни много, ни мало, 20 миллиардов долларов. Именно в 2017 году. Резонный вопрос: может быть, пора сделать так, чтобы российские деньги оставались в России, а не на Кипре? Кипр далеко, а вот российская «глубинка» гораздо ближе. Глава российского министерства экономического развития Максим Орешкин выразил эту мысль предельно ясно: — «Инвестиционный климат должен быть удобным, простым, предсказуемым и обеспечивать минимальные издержки для бизнеса». Ни убавить, ни прибавить. Ситуацию с инвестициями придется выправлять кардинально. Иначе экономика  острова Кипр, да  и прочих, не менее  замечательных стран, будет произрастать российскими финансами. В ущерб  российским финансам.