БИЗНЕС-ДИНАСТИИ В ИСТОРИИ РОССИИ

Шведского изобретателя Эммануила Нобеля считали неудачником. В 1833 году ему пришлось уносить ноги из родной Швеции, чтобы не сесть в долговую тюрьму. И бежал Нобель в Россию. Но именно Эммануил Нобель стал родоначальником  династии, оставившей яркий след в российской коммерции. Его сыновья, занявшись керосином и нефтью, сумели выжить с российского рынка саму «Standart Oil». Бизнес-империя Нобелей считалась эталоном успешности, однако 1917 год внес свои коррективы. После чего всем Нобелям удалось покинуть революционную Россию. А вот «Русскому Моргану», потомственному купцу Николаю Второву, не повезло. До 1917 года был владельцем и инвестором десятков компаний: металлургических, автомобильных, электротехнических, финансовых. Имел сверхприбыли от  военных заказов. Но в мае 1918 года был убит «при невыясненных обстоятельствах», хотя выразил лояльность новой власти. Коммерческая династия Рябушинских имела корни с конца XVIII века: их предок, из старообрядцев, стал торговать вразнос. И от роду ему было целых 12 лет. Работал (иначе и не скажешь) десятилетиями, оставив в наследство более миллиона рублей. Его сын Павел (отец 16 детей) оставил наследство  уже в 20 миллионов рублей. Рябушинские, помимо прочего, вкладывали деньги в автомобильные и машиностроительные заводы, в банки. Интересно, что именно  Рябушинские (впервые в России!) стали публиковать свои балансы. То, что у семейства Рябушинских было уникальное чутье, подтверждает один-единственный факт: из России они эмигрировали до большевистского переворота в октябре 1917 года. Аналогичным чутьем обладал и Алексей Путилов, внучатый племянник знаменитого кораблестроителя Николая Путилова. Под контролем бизнес — империи Алексея Путилова были многие десятки компаний, с общим капиталом более 800 миллионов  рублей. Основатель знаменитого Русско-Азиатского Банка, работавшего, в условиях эмиграции, до сентября 1926 года. Понятно, что после октября 1917 года все имущество Путилова в России было «национализировано» большевиками. Небогатый купец Петр Смирнов  еще в 1860 году основал в Первопрестольной небольшую винную лавку. Казалось бы, ну и что, сколько тогда в Москве было этих самых винных лавок?! Да только купец Смирнов не оплошал: сначала лавка, потом винный  заводик, а там и вовсе развернулся.  Миновали десятилетия упорнейшего труда, и Смирнов стал ежегодно продавать по сто миллионов бутылок водки. Покупатели называли эту водку «смирновской». Пятерым сыновьям и трем дочерям оставил в наследство многие миллионы. Текстильную династию Коноваловых основал старообрядец из крепостного сословия, в начале XIX века. Сумел выкрутиться, заплатил барину «вольный выкуп» и развернулся на всю Костромскую губернию. Его потомок, Александр Коновалов, развил фамильный бизнес еще больше. Филантроп и музыкант, искренне пытавшийся ладить со своими рабочими. Строил для них жилье, школы, больницы. Запретил труд малолетних. Уже в 1900 году ввел на своих  предприятиях 9-часовой рабочий день. Заслуженно считался успешным  предпринимателем «нового типа». Депутат Государственной Думы, министр торговли и промышленности в правительстве Керенского. В январе 1918 года удалось выехать за границу. Умер в эмиграции в 1948 году. Барон Людвиг Штиглиц  вовремя перебрался из Германии в Россию, где и  разбогател на торговле в Отечественную войну 1812 года. Оставил сыну Александру 18 миллионов серебром. Наследник оправдал коммерческое доверие и уже  в 1860 году имел состояние в 70 миллионов рублей. Породнился с влиятельным семейством Половцовых, вследствие чего всю династию именовали как раз  «Половцовыми».  Личное состояние потомственного сахарозаводчика Михаила Терещенко, в канун февраля 1917 года, превышало 70 миллионов рублей. Коллекционер, меценат, Министр Временного правительства. И ему удалось эмигрировать из бушующей России. В эмиграции продолжал заниматься коммерцией, по мере сил помогая бедствующим белоэмигрантам и не выставляя это напоказ. Дожил до 1956 года. Были еще династии: Морозовы, Поляковы, Вогау, Алчевские, Гинцбурги, Кнопы, Кениги, Солодовниковы,  Балашовы, Гукасовы, Стахеевы, Манташевы, Гарелины, Бродские, Лианозовы и многие другие. История каждой коммерческой династии — часть российской истории. Это блестящие сюжеты для фильмов, сериалов, книг, богатейший материал для диссертаций и научных статей. Люди были разные. И отнюдь не ангелы. Всякое было. Однако такие «современные» феномены, как «распил», «занос» и «откат» им были явно незнакомы. Репутацией старались дорожить, ибо  российское общество категорически не приветствовало  казнокрадов и махинаторов. Российские предприниматели тогда хорошо  знали цену и своей, и казенной копейке.

Обсуждение закрыто.